Главная » Истории » Лекции по » Лекция 6. Внутр. и внешняя пол-ка России в 16 в.Иван Грозный

Лекция 6. Внутр. и внешняя пол-ка России в 16 в.Иван Грозный

Лекция 6. Внутренняя и внешняя политика Русского государства в XVI в. Иван Грозный Внутренняя и внешняя политика Русского государства в XVI в. Иван Грозный

ТЕМА 6.   Внутренняя и внешняя политика Русского государства в XVI в. Иван Грозный

В кон. XV – нач. XVI вв. в Московском государстве стали оформляться органы государственного управления страной. Во главе государства стоял великий князь московский, которому подчинялась княжеско-боярская знать, образовавшаяся путем слияния старомосковских боярских родов и княжеских родов присоединенных земель. Верховным собственником всех земель государства был «государь всея Руси» – вел. кн. московский. Часть князей из рода Рюрика – Белевские, Воротынские, Одоевские – сохранили свои родовые уделы в составе единого государства. Однако их землевладельческие права были существенно ограничены властью вел. князя, а положение и жизнь этих князей зависели от воли московского правителя. Таким образом, на смену вассальным отношениям между вел. князем и зависимой от него землевладельческой знатью (удельные князья, бояре) приходят отношения подданства, характерные для централизованных государств. Хотя, централизованное государство сложилось в России лишь в XVII в. Для XVI в. можно говорить о Русском едином государстве с тенденцией к формированию централизованного государства. Да, и термин «Россия» был для XVI в. еще не характерен. Важно, что в иерархической системе Московского государства на первых ролях были потомки «двора великого князя» – московское нетитулованное боярство, а титулованная знать – князья недавно присоединенных регионов (во 2-й пол. XV – нач. XVI вв.) – занимали второстепенное положение. Система иерархии была облечена в форму местничества – назначения на должность в соответствии с давностью службы представителей этого рода великим князьям московским (а не давностью рода как таковой). Верхушка московской феодальной знати входила в состав совещательного органа при вел. князе – Боярской Думы. Члены Боярской Думы назначались великим князем на основе местничества. Дума состояла из бояр, окольничих, думских дворян и думных дьяков. Думные дьяки были представителями государственной бюрократии. Формирование бюрократического (чиновничьего) аппарата – еще один признак формирования централизованного государства. В кон. XV – нач. XVI вв. были созданы органы государственного управления, руководившие отдельными сферами администрирования, суда и военного дела, - приказы. Первое упоминание о приказах датируется 1512 г. Начиная с 1480-ых годов XV в., происходит формирование обширной «поместной системы» в Русском государстве. Землевладельцы регионов, присоединяемых к Московскому вел. княжеству (бояре и другие категории военно-служилого населения) выселялись в другие регионы, зависимые от Москвы. Вместо конфискованных наследственных вотчин эти люди получали поместья – земельные владения, условием пользования которыми была служба помещика верховному собственнику земли – вел. князю московскому. Таким образом, московское правительство ликвидировало оплот местного сепаратизма на присоединенных территориях и формировало огромное сословие военно-служилого населения, обязанного служить московскому правительству. В отличие от землевладельцев (феодалов), входивших в состав Боярской Думы и носивших звание «боярин», основная категория московских феодалов-землевладельцев называлась «дети боярские». Дети боярские, входившие в состав двора великого князя, назывались «дворовыми детьми боярскими» или «дворянами». Именно дети боярские, дворовые и провинциальные (городовые) – русские помещики среднего и мелкого уровней были основной опорой власти вел. князя московского. Конфискуя вотчины региональной знати и раздавая их земли в поместья московским служилым людям, московское правительство постепенно формировало новую административно-территориальную систему государства, состоящую не из феодальных уделов, а из московских уездов. Поместные земли уездов делились на станы, а земли, населенные государственными крестьянами, - на волости. По сути, уезды представляли собою поселенное московское войско. Центром уезда был город, основу которого составляла крепость и дворы уездных помещиков. Ремесленная и торговая функции городов были вторичны. Управлялись территориальные единицы Московского государств по принципу «кормления», когда администраторы, назначенные правительством, - наместники и волостели – получали не государственное жалование, а находились на обеспечении населения управляемых территорий. Традиционно было три «корма» – на Рождество, на Пасху (Великодень), на праздник св. Петра (Петров день). В состав кормов входили мясо, хлеб, для лошадей кормленщика на Рождество – овес и сено. Если кормленщику был «нелюб» корм натуральными продуктами, то он мог потребовать его уплаты деньгами, частично или целиком. Размеры кормов были указаны в уставной грамоте населению или доходном списке, который получал служилый человек, отправляясь на кормление.
С.Б. Веселовский отмечал в составе любого уезда, кроме поместных земель, «следующие судебно-административные и тягловые (налоговые, - прим. сост.) группировки: 1) боярщины (вотчины, - прим. сост.) княжеских бояр и слуг вольных, 2) монастырщины, 3) владения иерархов церкви и    4) княжеские слободы, волости и села. Статус боярщин, монастырщин и церковных владений определялся в особых жалованных иммунитетных грамотах. Наместникам и волостелям они были подсудны только в разбойных и татиных делах (грабеж и убийства, - прим. сост.), а тягло несли особо от черных людей, т.е. от всех прочих непривилегированных земель уезда. На особом положении находились княжеские слободы, волости и села, - их ведали не наместники и волостели, а непосредственные приказные люди князя. Кроме этих земель, в уезде обыкновенно были земли черных (государственных, - прим. сост.) и оброчных (владельческих, - прим. сост.) крестьян и значительное количество мелких своеземцев и княжеских слуг – холопов …». Поэтому до унификации форм землевладения было еще далеко. Первая попытка унифицирования правовых норм на всей территории государства была предпринята в 1497 г. в связи с созданием великокняжеского «Судебника», который охватывал далеко не все стороны жизни русского общества. Важно, что статья 57 этого свода законов устанавливала в государстве ограничение для перехода крестьян от одного феодала к другому. Переход мог совершаться за неделю до осеннего Юрьева дня   (26 ноября) и за неделю после, но обязательно после уплаты крестьянином «пожилого» – денежного расчета с хозяином земли. Ограничение крестьянских переходов было первым этапом закрепощения крестьян в Русском государстве.
В первой четверти XVI в. продолжилась борьба за западнорусские земли между Московским государством и Великим княжеством Литовским (Литовско-русским государством). В ходе войны 1500 – 1503 гг. в состав Московского государства вошли Рыльск, Путивль, Чернигов, Гомель. В ходе войны                  1507 – 1508 гг. «к Москве» были присоединены земли вплоть до Смоленска.             В 1510 г. московским правительством была ликвидирована самостоятельность Псковской республики, существовавшей с 1348 г. В 1512 г. началась новая московско-литовская война, продлившаяся до 1522 г. В ходе этой войны в 1514 г., после очередной осады, город капитулировал: горожане, «видя своего града погибель …, начаша бити челом великому князю». Было бы ошибкой думать, что жители западнорусских городов с симпатией относились к московской власти. Когда Смоленск осаждался московскими воеводами в 1513 г., смоляне, по словам очевидца осады, решили «скорее съесть друг друга, чем сдаться; они жили в надежде, что их спасут, сожгли самый город и забрались в крепость, в ней было более 10000 мужчин и женщин». Позиция горожан понятна: практически все землевладельцы присоединяемых территорий переселялись в московские уезды других регионов. В 1521 г. была ликвидирована автономия Рязанского княжества. Многие из служилых людей двора рязанского князя в качестве московских помещиков были испомещены на территории формируемого в 20-е годы Тульского уезда. В 1-й пол. XVI в. были построены московские «каменные» крепости в Туле, Нижнем Новгороде, Коломне и Зарайске.
Особые отношения складывались у великих князей московских с русской церковной организацией. С одной стороны, Иван III и его сын Василий были заинтересованы в расширении собственного землевладения за счет ликвидации землевладения монастырей и церковных иерархов. С другой стороны, великие князья были заинтересованы в поддержке своей власти авторитетом церкви. Кроме того, церковная организация, опираясь на огромный фонд своих земель, была сильна экономически. Но главная сила Церкви заключалась в ее идеологическом господстве. Поэтому в кон. XV в. Иван III покусился на церковные земли лишь новгородского архиепископа, оказавшегося в спровоцированном великим князем положении «оппозиционера». Попытки поддержки Иваном III еретического течения окончились переходом «государя» на сторону официальной московской Церкви. На церковном соборе 1503 г. еретики были осуждены, последовали их казни. Деятели Церкви начали апологезацию власти великих князей московских. Уже в нач. XVI в. псковский монах Филофей письменно оформил знаменитую концепцию «Москва – третий Рим». Правда, широкую известность она получила лишь в XVII в. В 10-е годы XVI в. было написано «Сказание о князьях Владимирских», где утверждалось происхождение московских князей от римского императора Августа. (Протограф произведения был составлен еще в Тверском княжестве и касался происхождения тверских князей.) Власть великого князя постепенно сакрализировалась и стремилась стать абсолютной, т.е. неограниченной. Абсолютизм утвердился в России лишь в конце правления Петра I Великого. Но уже посол империи Габсбургов Сигизмунд Герберштейн писал о вел. кн. Василии Ивановиче (III)   (1505 – 1533 гг.): «Властью, которую он имел над своими подданными, он далеко превосходил всех монархов целого мира … Всех одинаково гнетет он жестоким рабством … Все они называют себя холопами, то есть рабами государя …». В максимальной степени стремление к абсолютной власти продемонстрировал в годы своего правления (1533 – 1584) сын вел. кн. Василия – Иван IV Грозный.
После смерти вел. кн. Василия III 3.12.1533 г. государством управляла мать Ивана IV (родившегося 25.08.1530 г.) – великая княгиня Елена из рода Глинских. Князья Глинские в 1508 г. «выехали» в Московское государство из Литовской Руси. Их род происходил от крещенного ордынского вельможи Алексы. Если верить родословию кн. Глинских, Алекса был сыном известного правителя Золотой Орды – Мамая. В государстве началась борьба за власть. В ней приняли участие: дядя вел. княгини Елены – кн. Михаил Львович Глинский, бывший еще в кон. XV в. фаворитом вел. кн. литовского Александра Ягеллона; бывший фаворит Василия III – Иван Юрьевич Шигона-Поджогин; фаворит вел. кн. Елены – кн. Иван Федорович Овчина-Телепнев Оболенский; митрополит Даниил и князья Шуйские. В 1538 г.   вел. кн. Елена умерла, вероятно, от яда. В декабре 1543 г. тринадцатилетний Иван при поддержке своих дядей, князей Глинских, и людей своего «двора» отстранил кн. Шуйских от власти и утвердился на московском престоле. Раннее сиротство Ивана IV и детство в обстановке дворцовых интриг и переворотов, очевидно, наложили на психику этого человека сильнейший отпечаток. 16 января 1547 г. вел. кн. Иван Васильевича венчался на царство. Титул «великого князя» в европейских государствах приравнивался к титулу «герцога». Титул «царя» был русским вариантом императорского титула (от «цезарь – кесарь»). В правление первого русского царя происходило дальнейшее усиление центральной власти. В феврале 1547 г. на церковном соборе было канонизировано большое число местных (региональных) святых: они были включены в общерусский пантеон. Это свидетельствовало об унификации государственной идеологии. Уже с 1547 г. фактически во главе правительства находился думный дворянин Алексей Федорович Адашев. Адашева поддерживали священник московского Благовещенского собора Сильвестр и кн. Андрей Курбский. Они составляли круг «молодых друзей» царя Ивана, который позднее был назван А.Курбским в переписке с царем «избранной радой». Благодаря усилиям А.Ф. Адашева и его сторонников в государстве были проведены т.н. «реформы 50-х годов XVI в.», направленные на усиление центральной власти правительства в государстве.
В 1550 г. был разработан новый «Судебник», основанный на положениях судебника 1497 г. Этот новый свод законов был утвержден на церковном соборе 1551 г. В историографии собор получил название «Стоглавого», т.к. его решения были изложены в ста главах (параграфах). Основная часть решений касалась укрепления позиций официальной православной доктрины в государстве, в т.ч. на духовенство возлагалась обязанность устраивать школы. На соборе была утверждена образцовая (т.е. унифицированная) уставная грамота, по образцу которой должны были составляться уставные грамоты для отдельных городов – нормативные акты, призванные регулировать отношения между государственным наместниками и представителями местных посадских корпораций и крестьянских общин. До этого подобной унификации указанных отношений не существовало. Был принят запрет для землевладельцев уездов городов Твери, Микулина, Торжка, Оболенска, Белоозера и Рязани без разрешения правительства продавать свои вотчины землевладельцам других уездов. Князьям суздальским, ярославским и стародубским было запрещено дарить свои вотчины монастырям и подавать вотчины представителям не своих родов («помимо вотчич»). Следует знать, что законодательные акты того времени не всегда просты для современного понимания. Так, запрет на продажу вотчин для людей той эпохи был не ущемлением их прав, а наоборот – подтверждением корпоративных прав землевладельческой знати отдельных регионов. Запрет на продажу вотчин «вне представителей рода» был направлен на сохранение родового землевладения.
В приложении к Судебнику содержался указ 1550 г. об ограничении местничества при назначении на командные должности: «государю надлежит судить о родах и достоинствах; кто с кем послан, тот тому и повинуется» (цит. по           Н.М. Карамзину).
Была проведена судебная реформа. На территории государства были введены судебные округа (губы). Во главе такого округа стоял губной староста, назначаемый из местных землевладельцев. Он был ответственным за поимку преступников, совершивших уголовные преступления на территории «губы».
В 1556 г. был вынесен приговор царя Ивана и Боярской Думы об отмене системы кормлений и реорганизации ратной службы. Население должно было платить прежние доходы кормленщиков в казну, а государственные наместники вместо кормлений стали получать из казны «четвертное денежное жалованье». Вместо системы мелких территориальных наместников-волостелей была введена должность городового приказчика, единая для всего уезда и для земель всех категорий, кроме дворцовых сел. Он был ответственным за раскладку и сбор налогов в уезде, строительство и ремонт городских укреплений.
Все землевладельцы были обязаны государству военной службой. Принцип несения этой службы не делал различия между вотчиной (наследственной земельной собственностью) и поместьем (условной земельной собственностью). Общая норма несения службы была такова: «со 100 четвертей доброй земли (т.е. пашни, - прим. сост.) человек на коне и в доспехе в полном, а в дальний поход о дву конь». Для примера: если у землевладельца было 500 четвертей пашни, он выставлял отряд из 5-ти воинов. Воины, составлявшие эти отряды, назывались «боярскими послужильцами», «боярскими людьми». Они не были землевладельцами и делились на две категории: вольных слуг и холопов (юридически несвободных). Тогда же была унифицирована шкала поместных «окладов» (размеров земельных участков): от 100 четвертей для новиков (новобранцев) из городовых детей боярских до 1000 четвертей – для бояр и других высших чиной государева двора. Для добавочного испомещения еще указ 1550 г. установил три статьи. По 1-й статье на поместье приходилось 200 четв. (с угодьями – ок. 400 гектаров), по 2-й статье – 150 четв. (ок. 300 гектаров), по 3-й статье – 100 четв. (ок. 200 га). Кроме поместного оклада, служилые землевладельцы получали денежное жалованье в зависимости от разряда. Помещики делились на «детей боярских дворовых», входивших в состав государева двора, и на «детей боярских городовых». В состав государева двора входили 2700 – 2800 землевладельцев. Они были записаны в «Дворовую тетрадь». Дворовые дети боярские проживали не только в столице, но и в уездных городах вместе с основной массой помещиков – городовых детей боярских. Из состава государева двора была отобрана тысяча дворян, испомещенных вокруг Москвы и составивших личный полк охраны царя. Они были записаны в «Тысячную книгу».  1555 г. была составлена первая официальная родословная книга московских боярских родов – «Государев родословец».
Кроме служилых землевладельцев «по отечеству», в 40-60-е годы XVI в. формировалась большая социальная группа военно-служилого населения «по прибору». Это были стрельцы, пушкари, «затинщики», засечные сторожа, воротники, служилые казаки – категории военного населения, получавшие за свою службу не земельные владения, а денежное жалованье.
В области внешней политики 50-е годы ознаменовались присоединением к Московскому государству Казанского ханства (1552 г.) и Астраханского ханства (1556 г.). С 1558 г. по 1583 г. длилась тяжелая и изнурительная Ливонская война. На первом этапе войны русские войска успешно воевали против Ливонского ордена. Но в 1561 г. последний магистр Ордена Г. Кеттлер признал себя вассалом короля польского и вел. кн. литовского Сигизмунда II Августа. Началась война с              Вел. княжеством Литовским. В войну, пока – против Вел. княжества Литовского, вступила и Швеция. Чтобы противостоять военным успехам Московского государства, в 1569 г. Вел. княж. Литовское объединилось с Польским королевством в федеративное государство – Речь Посполитую (букв. Республику). Военные нужды легли тяжелым бременем на податное население воюющих государств, вели к разорению части мелких и средних землевладельцев.
В 60-е годы в области внутренней политики царь Иван начал применять «крайние» меры, направленные на усиление его личной деспотичной власти. Своего апогея эти меры достигли в период так наз. «опричнины» (1565 – 1572 гг.). Но ссылки и казни  московской знати начались еще раньше. После смерти супруги Ивана IV Анастасии Романовой 7.08.1560 г. А.Ф. Адашев и Сильвестр были обвинены в причастности к ее смерти. Сильвестр был сослан в Соловецкий монастырь, а Адашев умер в заключении. В 1562 г. последний удельный князь в Московском государстве – кн. Михаил Иванович Воротынский – был сослан, а его княжество – Воротынско-Одоевский удел – был включен в число государственных земель. В 1563 г. были казнены кн. И. Шаховской-Ярославский, ряд родственников А.Адашева. Был сокращен состав Боярской думы. В январе 1564 г. были казнены   кн. Ю.И. Кашин, кн. М.П. Репнин. Последний был убит за отказ надеть по указанию царя шутовскую маску. Тогда же был казнен кн. Д.Ф. Овчина – Оболенский, за то, что упрекнул царского любимца Ф. Басманова «нечестным деянием которое тот обычно творил с тираном» (из письма А.М. Курбского). После казней                         кн. Д.И. Хилкова-Ряполовского, Н.И. Шереметева кн. А.М.Курбский бежал из Московского государства в Великое кн. Литовское. Известна переписка царя Ивана с князем Курбским. В ней Иван IV очень четко выразил цель своей внутренней политики: «Жаловати есмя своих холопей вольны, а и казнить вольны же». Известный советский историк А.А.Зимин писал о времени правления Ивана IV: «Тоталитаризм обычно связан с психозом, прежде всего тех, кто его осуществляет. В этом закономерно проявляется логика самого строя. Ведь сверхчеловеки живут не среди людей, а в вымышленном царстве, отождествляя добро и зло со своей волей. Рост личного эгоизма приводит к торжеству сверхэгоизма государственного».
В декабре 1564 г. царь уехал в Александровскую слободу и оттуда прислал в январе 1565 г. в Москву грамоты, адресованные священникам и посадским московским людям, в которых обвинял бояр и приказных людей в изменах и всех государственных бедах, а также отказывался от престола. Вернуться на престол в столицу царь согласился только при предоставлении ему безграничных полномочий «в искоренении измены». Вернувшись 2 февраля в Москву, царь учредил «опричнину», т.е. разделил территорию страны на привилегированную часть – «опричнину» и непривилегированную часть – «земщину». Из числа служилых землевладельцев была отобрана привилегированная часть – «опричное» войско. Землевладельцы, не попавшие в состав опричников, подлежали выселению с опричных городов и уездов. «В известном смысле, опричнина – неудачная репетиция абсолютизма, для которой характерны, во-первых, попытка оформить в виде привилегированного сословия … класс крепостников нового типа (с составом, подобранным … не по экономическому принципу, а по принципу верности сюзерену) и, во-вторых, тенденция применить колониальные методы эксплуатации непривилегированных территорий» (С.М. Каштанов). По существу, опричнина была системой репрессивных мер, направленных на установление личной деспотической власти Ивана IV. Было бы ошибкой видеть в опричнине некую борьбу с удельными оппозиционерами. В ходе казней, погромов и ссылок погибли тысячи людей из различных сословий, людей разного имущественного положения. Безусловно,     Иван IV обвинял своих жертв в изменах и заговорах. Эти измены и заговоры были столь же фантастичны как признания на судах в антипартийной и антисоветской деятельности бывших соратников И.В. Сталина по большевистской партии в 30-е годы ХХ в. Не случайно царь Иван был любимой исторической фигурой И.В.Сталина. Именно потому, в трудах многих историков советского времени опричнина рассматривалась как необходимый этап в развитии общества.
Начавшиеся уже зимой 1565 г. выселения служилых людей – «ярославских и ростовских и иных многих князей и дворян и детей боярских» в поволжские города вели к ужасным последствиям – большой смертности в пути, экономическим разорениям. В Москве начались публичные казни столичных аристократов – людей лично знакомых царю. Дворовые дети боярские В.Ф. Рыбин-Пронский,                     И.М. Карамышев, К.С. Бундов, подавшие в ходе Земского собора 1566 г. прошение царю о ликвидации опричнины, были также казнены. Митрополит Филипп         (Ф.С. Колычев), публично осуждавший действия царя, был лишен святительского сана, сослан в монастырь и позднее убит Малютой Скуратовым. За время опричнины были сняты со своих должностей, убиты либо сосланы все русские епископы и настоятели наиболее крупных монастырей. Летом 1568 г. царь Иван лично убил И.П. Федорова, который, по словам современника, «был первым боярином и судьей на Москве в отсутствие великого князя». Тогда же погибли 369 слуг и родственников этого боярина. В октябре 1569 г. Иван IV заставил выпить яд своего двоюродного брата кн. В.А. Старицкого, его жену и младшую дочь. Позднее была задушена мать этого князя. В декабре 1569 г. царь вместе с опричным войском разорил города своего государства – Клин, Торжок, Тверь, Вышний Волочок.             Со 2 января по 13 февраля 1570 г. происходило разорение Великого Новгорода. Автор «Повести о приходе царя Ивана в Новгород» писал, что в течение пяти недель в Волхове топили по 1000-1500 чел. «А тот убо день благодарен, коего дни въвергнут в воду 500 или 600 человек». В итоге почти все население города и округи в радиусе 200-300 км было уничтожено. Позднее город был заселен новыми людьми. Характерна запись из синодика, который составлял царь Иван после отмены опричнины, внося туда упоминания своих жертв: «По Малютинские ноугороцкие посылки отделано скончавшихся православных христиан тысяща четыреста девятдесять человек да из пищалей пятнадцать человек, им же имена сам ты, господи, веси». За один только день, 25 июля 1570 г., в Москве были казнены 116 человек, некоторые из них были «сварены» в кипятке.
В ходе опричных мероприятий и непрекращающейся Ливонской войны государство было разорено, ослаблена его обороноспособность. Так, в мае 1571 г. войска крымского хана Девлет-Гирея смогли дойти до Москвы. 24 мая сражение с ордынцами развернулось в городской черте. Царь бежал из Москва. Ордынцы были отбиты, но город погиб в пожаре. В огне погибли и русские воеводы И.Д. Бельский, М.И. Вороной-Волынский. Из соседних городов в столицу «нарядили» людей развозить мертвых, т.к. «на Москве некому было розвозити». Новое нашествие Девлет-Гирея было остановлено в ходе сражения, состоявшегося 30.07.1572 «при Молодях» (р-н совр.  подмосковного г. Подольска). Оно было выиграно русскими благодаря воинскому искусству полководцев кн. М.И.Воротынского и кн. Д.И.Хворостинина. В этом сражении земские полки сражались вместе с опричными. Иван IV, понимая, что продолжение опричной политики стало опасным для его суверенной власти, к осени 1572 г. ликвидировал деление государства на земщину и опричнину, репрессии перестали носить столь массовый характер. Однако вплоть до своей смерти Иван IV продолжал казнить людей, в которых подозревал угрозу своей власти. Так, уже весной 1573 г. были казнены кн. А.И. Воротынский,                         кн. Н.Р. Одоевский, боярин М.Я. Морозов.
В 1572 г. умер король Речи Посполитой Сигизмунд II Август. Новым королем этого государства стал трансильванский воевода Стефан Баторий, обладавший незаурядными полководческими и политическими способностями. Воюя с Речью Посполитой, Россия начала войну и с Швецией. В 1580 г. военные действия с территории Речи Посполитой переместились на территорию Московского государства. В августе 1581 г. был осажден Псков. 6.01.1582 г. между противниками подписан Ям-Запольский договор о 10-летнем перемирии. Бывшая территория Ливонского ордена вошла в состав Речи Посполитой. Россия не получила территориальных приобретений. 26.05.1583 г. был заключен Плюсский договор о перемирии с Швецией. Швеции отошли города Ям, Копорье, Ивангород. 25 лет войны привели к разорению значительной части мелких и средних служилых землевладельцев, которые пополнили ряды «боярских послужильцев» и «боевых» холопов. Формировались предпосылки гражданской войны, начавшейся в России в нач. XVII столетия. Умер Иван IV 18.05.1584 г., оставив престол своему сыну от Анастасии Романовой – Федору (годы правления – 1584 – 1598). Федор Иванович был физически и умственно неполноценным человеком. При нем государством управлял регентский совет, первое место в котором занял бывший опричник, дворянин по Вязьме – Борис Федорович Годунов. Боярская дума предоставила ему право сношения с иностранными государствами. Борис Годунов носил титул «правителя, слуги и конюшего боярина и дворового воеводы и содержателя великих государств, царств Казанского и Астраханского. Будучи неграмотным человеком, он обладал большими организаторскими способностями. 15.05.1591 г. в Угличе погиб последний сын Ивана Грозного – царевич Дмитрий. По инициативе Б. Годунова в январе 1589 г. в Москве было учреждено патриаршество. Первым патриархом «всеа Руси» стал митрополит Иов. В 1586 г. русские власти построили крепость в ранее ордынской Тюмени, в 1587 – крепость Тобольск. К 1598 г. территория Сибирского ханства (бывш. улус Сибир) окончательно вошла в состав Русского государства. В январе 1590 г. русские начали боевые действия против Швеции. По перемирию 25.02.1590 г. России были возвращены Ям, Копорье и Ивангород. Условия перемирия были подтверждены Тявзинским мирным договором от 18.05.1595 г.
7 января 1598 г. скончался царь Федор. На Земском соборе, проходившем в Москве в феврале 1598 г., новым царем был избран Борис Годунов.

Литература

 

  1. Веселовский С.Б. Феодальное землевладение в Северо-Восточной Руси. – М., 1947. – Т. 1.
  2. Зимин А.А. Реформы Ивана Грозного. – М., 1960.
  3. Зимин А.А. Опричнина Ивана Грозного. – М., 1964; М., 2001.
  4. Зимин А.А. Россия на пороге нового времени. – М., 1972.
  5. Кобрин В.Б. Власть и собственность в средневековой России. – М., 1985.
  6. Кобрин В.Б. Иван Грозный. – М., 1991.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Pin It on Pinterest