Главная » Истории » Лекции по » Лекция-17. 1917 год в судьбе России

Лекция-17. 1917 год в судьбе России

Лекция-17. 1917 год в судьбе России
План:
1. Февральская революция1917 года. Борьба за выбор путей развития страны.
2. Курс большевиков на социалистическую революцию. Первые социалистические преобразования.
3. 1917 год – величайшее событие века или социальная катастрофа?
1917 год в судьбе России

Тема № 17

1917 год в судьбе России

План:

1. Февральская революция1917 года. Борьба за выбор путей развития страны.
2. Курс большевиков на социалистическую революцию. Первые 
социалистические преобразования.
3. 1917 год – величайшее событие века или социальная катастрофа?

                                                 Литература:

 История России. Под ред. Радугина А. А. – М., 1998
История России. Под ред. Самыгина П.С. – Ростов-на Дону, 2002.
Петухова Н.Е., Анохина С.Л.  История России IX – XX вв. –М., 2003.
Россия и мир, Под ред. Данилова А.А. – М., 1999.
Семенникова Л. И.  Россия в мировом сообществе цивилизаций, - М., 2002.

Источники

Кара-Мурза А.А.  Русские о большевизме. – С.-Пб., 1999.
Леонидов В. Л. 1917 год в судьбах России и мира. Новое осмысление.    //Отечественная история. – №4 ,1998.
Октябрьская революция. Мемуары. – М., 1990.
Отречение Николая II. Воспоминания очевидцев. – М., 1990.
Хрестоматия по истории России ( Авт.-сост. А.С. Орлов, В.А. Георгиев, Н.Г. Георгиева, Т.А. Сивохина ). – М., 2004.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

1)   Революция 1917 года началась неожиданно и для правительства, и для оппозиции, но назревала она в течение многих десятилетий. На протяжении всего CIC века русское общество шаг за шагом шло к своей революции. Кризис власти, выразившийся в ее неспособности своевременно решать назревшие проблемы с помощью реформ, неизбежно подталкивал общество на пути революционной борьбы. Мощным ускорителем революции послужила первая мировая война, которая продемонстрировала неспособность правительства управлять страной. Вторая русская революция очень тесно связана с первой. Эта связь состоит, прежде всего, в том, что обеим революциям предстояло решить, в сущности, одни и те же проблемы, в ряду, который был аграрная, а также проблемы   демократизации  режима и всего российского общества. С весны 1917 года к ним добавляется и вскоре становится важнейшей задача выхода из войны и заключение мира. Таким образом, революция 1917 года – закономерный итог целого этапа исторического развития России, основным самодержавием которого являлось прогрессирующее разложение самодержавия, его упорство в неприятии даже ограниченных конституционных начал. И в итоге мировая эволюция политического строя, на которую уповали либералы, оказалось невозможной. «Сама самодержавная власть – писал П. Н. Милюков, - не оставила другого пути к конституционной монархии, кроме революционного».
Первым днем революции принято считать 23 февраля (8 марта). Она началась как результат стихийного взрыва не довольствия в хлебных очередях. Она разразилась неожиданно и для властей и для революционеров. А 25 февраля политическая стачка и уличные  демонстрации приняли общегородской характер. И уже после 26 февраля были убиты более 150 демонстрантов. В тот же день взбунтовалась одна из рот Павловского полка, что положило начало братанию солдат  с демонстрантами.  К вечеру 27 февраля в восстании участвовало более 70 тысяч из 150 тысяч солдат и матросов.
Параллельно со стихийными февральскими демонстрациями начался процесс самоорганизации новой власти. 27 февраля представители Рабочей группы  Центрального военно-промышленного комитета, партии социалистов-революционеров и меньшевиков создают Временный Исполнительный комитет Петроградского Совета рабочих депутатов. 27 февраля Государственная Дума создала «Временный комитет членов Государственной Думы для водворения порядка в столице и для сношения с лицами и учреждениями».  2 марта Николай II, узнав, что все командующие фронтами и флотами поддерживают требование Государственной Думы об его отречении в пользу прямого наследника царевича Алексея согласился с этим.  Однако вечером того дня царь заявил, что отрекается не только за себя, но и сына, и подписал манифест в пользу отречения великого князя Михаила. А Михаил в свою очередь заявил 3 марта об отказе принять престол «впредь до созыва Учредительного Собрания, имеющего определить форму правления Российского государства», и передал все полномочия верховной власти Временному правительству. В первые дни после падения монархии в стране царило ликование, все сравнивали этот день с Пасхой. Расстановка политических сил после падения царизма открывалась перед страной альтернативу: идти буржуазно-реформистским путем к созыву Учредительного Собрания, которому предстояло сделать окончательный выбор политической системы, или пролетарско-революционным путем  - к социализму. До сих пор в исторической литературе говорится о свержении самодержавия в февральско-мартовские дни  1917 года.
Однако реальность была иной. Речь должна идти о падении самодержавной монархии в России, а не о ее свержении. Обратимся к документам. Император Николай II писал «Нужно мое отречение … Суть та, что во имя спасения России и удержания армии на флоте и спокойствия нужно сделать этот шаг…». Но этот документ не предполагал конец царизма и династии Романовых. Он лишь передал престол Михаилу, который в свою очередь передал власть в пользу Учредительного Собрания.   Император никто не свергал он сделал это добровольно.
Выбор того или иного пути развития решался борьбой трех основных сил:  буржуазии и поддерживающей ее помещиков,  мелкой буржуазией  (крестьянства и средних городских слоев) и пролетариата России. В то время Россия насчитывала более 50 партий, как бы сдвинулась влево, точнее, к левому центру. Крайне правый фланг – «черносотенцы», радиционально-монархические партии – оказался разрушительным в ходе Февраля. Более того, был ослаблен и политический центр. По сути, единственной крупной либеральной партии в России оставались лишь кадеты. На VII съезде партии они отказались от традиционной ориентации за конституционную монархию, а на VIII съезде выступили за республику.
Тем не менее, кадеты все равно отстаивали «войну до победного конца», были против немедленного введения 8 часового рабочего дня, стремились оттянуть проведения крупных реформ, в том числе и аграрной, до  Учредительного Собрания. Уделяя большое внимание государственности, кадеты выступали за создание единого государства, но против самоопределения национальных окраин. Традиционной чертой партийной системы России является мощного левого фланга – социалистических партий, в программах, которых отрицалась частная собственность и предусматривалось в перспективе осуществление той или иной политики социалистической модели общества. После Февральской революции рост этих партий привел их явному доминированию на всероссийской политической арене. Особенно бурно росла партия социалистов-революционеров. В нее записывались порой целыми деревнями. Эсеры выступали за особый путь развития России – к социализму через народную революцию, социализацию земель всемерное развитие кооперации и самоуправления трудящихся. И эта именно та партия, которая имела оригинальные теоретические концепции и собственные взгляды на развитие революционного процесса после Февраля. Быстро росла и численность меньшевиков. Февральской революцией меньшевистские организации оставались разобщенными, у них не было Центрального Комитета, а его функции частично выполнял Организационный Комитет. Партия оставалась раздробленной на две самостоятельные фракции: меньшевики-интернационалисты и «оборонцы» («правые» во главе с А. Н. Потресовым и «революционные»  во главе с Даном).
Основу политической доктрины меньшевиков и эсеров в 1917 году составляла уверенность в том, что Россия не готова к социализму, к диктатуре пролетариата. (Эсеры  вообще не разделяли идеи диктатуры пролетариата, а левые эсеры отстаивали в последствии диктатуру пролетариата и трудового крестьянства). Считая пагубными социалистические эксперименты, меньшевики выступали за сотрудничество с либеральной буржуазией, оказывая сословную поддержку Временному правительству.
2)    После Февральской Революции произошло окончательное организационное            разделение меньшевизма и большевизма.

 

Необходимость определить свое отношение к проблеме выбора после Февральской Россией исторического пути развития провела между ними межпартийный рубеж, однако это произошло не сразу. В первый месяц после Февраля русское бюро ЦК большевиков исходило из того, что Февральская революция еще не закончена, ибо она не решила таких задач, как объявление России республикой. Установление революционно-демократичекой  диктатуры пролетариата и крестьянства, прекращение войны, ликвидация помещичьего землевладения и передача земли крестьянам, законодательное введение 8 часового рабочего и дня и другое. Отсюда следовал вывод: прежде чем переходить к социалистической революции, необходимо завершить до конца революцию буржуазную. Другого мнения придерживался В. И. Ленин, который в момент Февральской революции находился  в Швейцарии. Свое ведение перспектив дальнейшего развития революции, он четко сформулировал в инструкции большевикам, уезжавшим в Россию: «Наша тактика: полное недоверие, никакой поддержки новому правительству! Керенского особенно подозреваем! Вооружение пролетариата – единственная гарантия … никакого сближения с другими партиями…». При этом Ленин в Швейцарии, а Троцкий в Америке, пришли  к выводу, что перспективы развития России следует рассматривать в контексте мировой пролетарской революции. 3 апреля Ленин возвратился в Россию.
Свою стратегию и тактику революционного обнародовал в «Апрельских тезисах». Первоначально Ленин и его сторонники оказались в меньшинстве. А «Апрельские тезисы» были отвергнуты многими партийными организациями. После общепартийной дискуссии, предметом которой стали предложенные в «Апрельских тезисах» идеи, VII (Апрельская) Всероссийская конференция  ЭРСДРП утвердила тезисы Ленина в качестве официального документа партии. Выступая на «Апрельской конференции» Ленин заявил: «Мы сейчас в меньшинстве массы пока нам не верят!». И это действительно было так. В понимании простых людей и большевики, и меньшевики, и эсеры стремились к социализму, но путь, предлагаемый меньшевиками и эсерами был более прост – сотрудничество с Временным правительством, а не борьба с ним. Рабочие, крестьяне,, солдаты, желавшие мирно и без хлопот решить свои проблемы, на первом этапе революции поддерживали партии меньшевиков, а особенно эсеров. Но сила большевиков определялась не численность их партий, до 24 тысяч в марте 1917 года, а привлекательностью  лозунгов. Определяющее влияние на последующие события оказало вооруженное выступление во главе с верховным главнокомандующим генералом Л. Г. Корниловым.  Быстрый и сокрушительный провал мятежа снова резко и молниеносно изменил политическую ситуацию в стране. Поддержавшая Корнилова конституционно-демократическая партия оказалось компраментированной в глазах народа. Вновь возникла проблема распределения власти. В этот момент, вполне реальным было создание «однородного социалистического правительства». Даже Ленин отказался от требования «передать власть пролетариату и беднейшему крестьянству».  «Революционных методов борьбы за это требование», лишь бы было создано социалистическое правительство, ответственное перед Советами. Однако ЦК меньшевиков и ЦК эсеров отвергли созданию чисто социалистического кабинета. Окончательно вопрос о власти должно было решать демократическое совещание (14 – 22 сентября).

 

Правые меньшевики и правые эсеры выступили за возобнавление коалиции кадетами, часть эсеров и меньшивики – интернациналисты, во главе с Мартовым – за создание однородно-социалистической власти, оперяющейся не только на Советы, но и на органы местного самоуправления, армейские организации, земельные, фабрично заводские, продовольственные комитеты, кооперативы, профсоюзы и т. д. Большевики колебались: сотрудничать с другими политическими партиями или немедленно передать власть Советам, большинство которых принадлежало сторонникам Ленина. В итоге решения вопроса о власти было передано избранному демократическим совещание постоянно действующему органу – Временному Совету Российской республики, более известного как Предпарламент.
После отклонение, предложенного большевиками, в начале сентября компромисса и провала попытки формирования однородного социалистического правительства, в ходе Демократического Совещания «левые большевики» (Ленин, Троцкий) утверждаются в решимости захватить власть вооруженным путем. Вследствие недовольства масс антинародной политикой Временного правительства, осенью в стране с новой силой развернулись рабочие движения, крестьянские восстания, ширились национальные движения, приобретавшие характер националистический. С исключительной быстротой проходила большевизация армии, профсоюзов, фабзавкомов, Советов.  Более 250 Советов выступили в поддержку большевистского лозунга: «Вся власть Советам!», которая означала призыв к насильственному свержению Временного правительства. Эти политические события были составной частью общего кризиса, охватившего осенью 1917 года. Разруха, саботажи локауты предпринимателей поставили хозяйство страны на грань катастрофы. Нерешительная двойственная политика Временного правительства ввела Россию в еще больший тупик, ибо с одной стороны способствовала дальнейшей радикализации масс, а с другой – консолидировала правый силы, видевшие в этой радикализации анархию и разрушение российской государственности.
Все большая часть народа связывала улучшение своего экономического положение, не столько с буржуазно-демократическими ценностями, отошедшими на второй план, сколько с предлагаемой большевиками необходимостью немедленного социального переустройства, в основе которой лежала социалистическая революция. В 10 часов утра 25 октября было опубликовано воззвание военного-революионного комитета: о низложении правительства взятии ВРК власти в сои руки. В ночь на 26 октября большевики захватили  Зимний Дворец и арестовали членов Временного правительства. Таким образом, октябрьский этап революции вырос на почве нерешительности задач буржуазно-демократического преобразования России ее начальным, февральским этапом. С этой точки зрения Октябрьская Революция была лишь продолжением Февральской. 25 октября начал Второй Всеройский Съезд Советов Рабочих и Солдатских Депутатов. Больше половины его делегатов составляли большевики. После открытия съезда выступил лидер меньшивиков-интернациналистов Мартов, предложивший сформировать многопартийное правительство, состоящее исключительно из социалистов. Это предложение было поддержано левыми эсерами (Мстиславский), большевиками (Луначарский) и принято съездом единогласно! Но на этом единодушие делегатов съезда кончилось. Обвинив большевиков в стремлении узурпировать власть с помощью военного переворота, правые и центристы из фракции меньшевиков и эсеры покинули съезд. Вскоре их примеру последовали и меньшевики-интернациналисты с Мартовым.
В результате Первое Советское правительство было составлено из одних большевиков.
В постановлении съезда говорилось: «образовать для управления страной впредь до созыва Учредительного Собрания Временное Рабочее и крестьянское правительство, которое будет именоваться Советом народных комиссаров.  Второй Всероссийский Съезд  рабочий и солдатских депутатов практически единогласно прогласовал за предложенные большевиками декреты о мире и о земле. Декрет  о мире предполагал всем воюющим народам и их правительствам начать немедленные переговоры  о справедливом демократическом мире, а также призывал рабочий класс Англии, Франции и Германии «успешно довести до конца дело мира, и вместе с тем дело освобождения трудящихся и эксплуатируемых масс населения от всякого рабства и от всякой эксплуатации». В соответствии с Декретом о земле, подготовленном на основе крестьянских наказов партии социалистов-революционеров, отменялась помещичья собственность на землю. Более 150 миллионов десятин помещичьи, монастырских и удельных земель на общую сумму в 20 миллиардов золотых рублей, безвозмездно были переданы крестьянам. В последствии В. И. Ленин говорил: «… Мы победили потому, что приняли не нашу аграрную программу (национализация земли, а эсеровскую)!». Затем большевики сразу же приступили к осуществлению революционного переустройства общества. При анализе первых мероприятий большевиков необходимо постоянно иметь в виду, что в их действиях шло снизу, непосредственно от самых масс, что было продиктовано марксистской доктриной, что из всего этого получалось в реальной действительности.  Однако по поводу всего этого существуют различные точки зрения, и мне хотелось бы привести одну из них: как именно оценивает один из участников (В. П. Булдаков) Международной научной конференции, организованной Научным советом РАН «История революции в России» смысл исторических событий революции и осмысления их в CC веке:
«В. П. Булдаков отметил, что любые теории революции в нынешних условиях рискуют остаться бесплодными, если они будут ориентироваться на старый, по преимуществу политический – событийный, источниковый ряд, совершенно не учитывающей особенностей, присихоментальности и политической культуры той социальной среды, в которой разворачивалось революция. Более того, существует опасность, что новая волна абстрактного социологизалогизаторства, пришедшего на смену марксизму подавит слабые ростки исторического антропологизма и тем самым воздаст дополнительный простор для той вульгарной «демонизации» революции, которая уже поразила массовое сознание.  Поэтому необходимо привлечь новые источники. Объясняющие те подвижки в общественных настроениях и поведения, которые привели в движение многомиллионные массы людей в 1917 году. В частности, исследователи до сих пор не обратили внимание на тот факт, что в начале CC века на лицо было невиданное «омоложение» населения, которое и усилило действие фактора «человеческой диструктивности».
Русская революция неотделима от глобальных подвижек, происходивших в мире. Ее можно и нужно ставить в контекст того грандиозного столкновения модернизаторства и традиционализма, который определил весь облик CC века. При этом важно выделить элементы специфически российской «человеческой» реакции на императивы эпохи. Понять ход и, особенно, последствия революции нельзя без анализа того, как менялиь представления не только о власти и государстве, но и времени, пространстве, человеческих возможностях и потребностях.
А это  для этого требуется совершенно новой источниковый базы, характеризующей не только «сознание», но и стихию подсознания революционного времени, хотя  изучать нужно и «старые» источники».
3)    1917 один из самых сложных и протеричивых  годов нашей истории. Именно он оказалась в центре острой  идейной и политической борьбы, развернувшейся в нашей стране. Огромную роль в нем сыграла революция. Казалось, ее оценка как Великой Социалистической революции, как поворотного события в отечественной мировой истории обрела силу аксиомы и стала общепризнанной. О таких критических оценках как «национальная трагедия» или «национальной катастрофы», как большевистский переворот, угнетенный горсткой фанатиков революционеров, сыгравших на недовольстве озлобленной черни, не говоря о черносотенной идейке «жидомасонского заговора» как его причине, знали единицы профессиональных историков. И то лишь те, кто имел доступ к меньшевистским, эсеровским, белогвардейским и эмигрантским  изданием. Благодаря возвращению к надежнейшему методологическому принципу марксизма – принципу историзма – удалось хотя бы в общих чертах представить Октябрьскую революцию, не только как важнейшее событие 20 века и праздник угнетенных и эксплуатированных, как торжество их вековых устремлений к свободе, демократии и социальной справедливости, но и как великую историческую драму народа. Сотканную из противоречий, побед одних классов и социальных слоев и поражений и трагедий других, взлетов человеческого духа и его падений, из теоретических озарений и блестящих прогнозов идеологов и вождей, и их же  грубейших ошибок и просчетов.
Чем же на самом деле является 1917 год: величайшем событием или социальной катастрофой? Сложность ответа на поставленный вопрос заключается в том, что отношение  к революции, к ее целям и задачам было неоднозначным не только у различных слоев населения, но и в рамках самого класса, одного слоя или группы. Разброс политических взглядов определялся историческими, географическими , национальными и множествами других факторов. Поэтому так сложно сделать суммарный вывод применительно ко всей стране. Сама революция представляла собой сложнейшее переплетение различных течений и направлений, туго завязанный узел классовых, общедемократических, общенациональных тенденций, многослойное сочетание объективного и субъективного, позитивного и негативного. Здесь и социалистические идеалы рабочего класса, и специфические требования крестьянства, и стремление народов к равноправию и самоопределению, и общее для большинства граждан понимание демократии и свои прав. Очевидная и острая тяга к миру сочеталась  с патриотическими настроениями, присущими всему народу. Следовательно, нельзя дать точного ответа на поставленный ранее вопрос, так как каждый человек анализирует эти события со своей точки зрения.    

 

 

 

 

 

 

 

                                                   

 

 

 

 

                                                  

 

 

                                                         

 

 

 

Социально-экономические преобразования и внешнеполитическая деятельность руководства СССР в 20-30-е годы XX столетия

План
1.Курс на строительство социализма в СССР. Режим личной власти Сталина.
2.Индустриализация и коллективизация сельского хозяйства. Итоги форсированного развития СССР.
3.СССР в системе мировых взаимоотношений.

Сталинская доктрина о победе социализма в одной стране предусматривала ликвидацию многоукладности и рыночных отношений даже в том урезанном виде, в котором они существовали в условиях НЭПа, а также ускоренную индустриализацию, насильственную коллективизацию в сельском хозяйстве, укрепление и ужесточение административно-командной системы, основанной на режиме личной власти партийного лидера, применение принудительного труда и других прелестей “социализма”.
В стране еще не завершилось восстановление народного хозяйства, когда в декабре 1925 г. На XIV съезде ВКП(б) был провозглашен курс на индустриализацию. Проведение в жизнь этого курса предопределило свертывание НЭПа к концу 20-х годов.
Форсированный курс на индустриализацию сразу же вызвал трудности с хлебозаготовками. Это было связано с тем, что на вырученные от продажи сельхозпродукции деньги крестьяне не могли купить нужные им товары. В итоге на рубеже 1927-1928 гг. под угрозой голода оказались города и армия. Попытки властей силой взять хлеб закончились крестьянскими волнениями. Сталин без колебаний принимает решение демонтировать механизм рыночной экономики и заменить его командным. И демонтаж надо начинать с деревни, уничтожив кулачество и создав колхозы. Позиция Бухарина, Рыкова, Томского, предлагавших отладить механизм рыночных отношений между городом и деревней, оказать помощь индивидуальному крестьянскому хозяйству, установить гибкие цены, развивать легкую промышленность была названа “правым уклоном”.
В деревне же тем временем проводилась политика насильственной коллективизации. Жертвой ее стали от 3,5 до 15 млн. человек. Голод 1933 года в ослабленной деревне унес свыше 5 млн. человек. От голода, холода и непосильного труда погибли и миллионы “раскулаченных”. Сельское хозяйство, отныне превратившись в составную часть директивной экономики, на долгие годы оказалось не способным обеспечить население хлебом.
Для советской директивной экономики были характерны мощные рычаги внеэкономического принуждения: паспортный режим, судебная  ответственность за самовольное увольнение с предприятий и учреждений, за прогулы и опоздания. К концу 30-х годов директивная экономика приобретает “лагерный” облик. В местах лишения свободы находилось около 15 млн. человек, т.е. примерно 20% всех занятых в отраслях материального производства. Лагеря и колонии давали около половины добываемого в СССР золота и хромово-никелевой руды, не менее 1/3 платины и древесины, 1/5 капитальных работ. Заключенные строили целые города, такие как Магадан, Ангарск, Норильск, Тайшет, Беломоро-Балтийский канал, канал Москва-Волга, тысячи километров железных дорог.
Источники средств для индустриализации изыскивались исключительно внутри страны. Они в основном складывались:

  1. из доходов легкой промышленности и, главным образом, сельского хозяйства;
  2. из доходов от монополии внешней торговли зерном, лесом, пушниной, золотом, бесценными сокровищницами русских музеев, частично другими товарами; на вырученную валюту за рубежом закупалась новейшее технологическое оборудование. По подсчетам, в этот период не менее 40% продукции машиностроения США закупалась советскими внешнеторговыми организациями. Горьковский автозавод практически был полностью оборудован американскими конвейерными линиями;
  3. из значительных налогов на непманов; по сути, это было конфискационным налогообложением, что привело к полному свертыванию к 1933 г. частного сектора в промышленности и торговле;
  4. из средств, полученных за счет ограничения потребления городского и сельского населения; в итоге жизненный уровень рабочих и служащих упал в 2-3 раза;
  5. источником ресурсов для индустриализации явилась духовная энергия трудящихся. Это нашло яркое отражение в массовом “социалистическом соревновании”: в ударничестве (с 1929 г.) и стахановском движении (с 1935 г.). Мощным стимулом для множества людей служила мысль о том, что за короткий срок ценой изнурительно тяжелых условий можно создать лучшее, т.е. социалистическое общество. 

Несмотря на лишения, трудностей и тяжелые жизненные условия, трудящиеся СССР проявили огромный энтузиазм в осуществление планов индустриализации. За период с 1928 по 1941 год в строй вступило около 9 тысяч крупных промышленных предприятий, впервые был налажен выпуск самолетов, грузовых и легковых автомобилей, тракторов, комбайнов, различного рода оборудования для тяжелой промышленности, в первую очередь для повышения военной мощи страны. Вместе с тем, необходимо отметить, что индустриализация мало затронула другие отрасли экономики. По-прежнему ручной труд преобладал в строительстве и сельском хозяйстве. Должного развития не получила легкая промышленность и инфраструктура.
Сложившуюся в 30-х годах административно-командную систему символизировала деспотическая власть, опирающаяся на бюрократию, определяющая роль государства в общественных отношениях, господство идеологии, выполняющей функции религии.
Подводя итог своим свершениям, коммунистическая партия в декабре 1936 года принимает новую Конституцию, получившую название Конституции “победившего социализма”.
В СССР сложилась целостная система, которую можно определить как государственный социализм. Но обобществление оказалось иллюзорным, ибо вся полнота политической власти оказалась в руках нового класса – партийной бюрократии и лично Сталина.
Все члены общества были лишены экономической и политической свободы. Политический режим проявил себя как невиданно жестокий. Уничтожались все, кто стоял на пути окончательного утверждения режима личной власти Сталина. За фасадом декоративной власти Советов скрывалась конструкция режима личной диктатуры, которая опиралась на партийные органы и органы государственной безопасности, которые действовали под личным руководством Сталина. Номенклатура периодически перетряхивалась, что исключало возможность ее консолидации на антисталинской основе.
Сложившаяся тоталитарная система в СССР не могла обойтись без жестокого диктатора. Лучше других на эту роль годился И. Сталин. Генеральный секретарь ЦК ВКП(б) с апреля 1922 года характеризовался отсутствием каких либо принципов, лицемерием, злопамятством, хитростью, коварством, жестокостью, умением выжидать свои жертвы. Личные негативные качества Сталина наложили глубокий отпечаток на весь процесс развития СССР.
Формирование образа харизматического вождя началось после прихода большевиков к власти и особенно после смерти Ленина. Его называли гением, его имя присваивалось городам, улицам, фабрикам, школам, его портреты и памятники появились повсюду (Тула), заменяя иконы. “Ленин жил, Ленин жив, Ленин будет жить!”. Ну, чем не “Христос воскрес!”
Почему создавался культ Ленина? Может быть, лучше забыть его, освобождая место новым вождям? В этом культе были освещены высшие интересы КП и государства, создана новая основа для легетимизации режима, но уже сталинского.
Обожествление вождей придавало “святость” режиму. Система, которая в значительной мере держалась на насилии, обретала духовную основу. Новые лидеры облегчали себе путь к власти, выступая в образе учеников, последователей, завершителей дела Ленина.
Новый вождь Сталин шел на смену как верный ученик, верный ленинец. Он стал Богом при жизни. Его именем города и XXX. Пресса его прославляла. Вот строки со страниц газеты “Правда” 8 января 1935 г.:  “Да здравствует тот, чей гений привел нас к невиданным успехам, - великий организатор побед советской власти, великий вождь, друг и учитель – наш Сталин”. 2 февраля 1940 г.: "Благородный образ Сталина – “человека с головой ученого, с лицом рабочего, в одежде простого солдата” – дорог и близок каждому".
И сегодня стереотипы прошлого оказывают на людей колоссальное влияние. Общественное мнение еще в значительной степени ориентировано на личности, в том числе в политике. Мы должны пристально вглядываться в наше прошлое. В нем истоки многих наших нынешних и будущих бед. Сталинизм – это не только диктатура, принудительное единомыслие и террор, но и психология личности, и психология масс. Обесценивание человеческой жизни приводит к дегуманизации общества. Страх, смещая нравственные критерии, лишает человека морали, чувства собственного достоинства, чести, справедливости, сострадания к близким. Сталин уничтожил все мыслящее, талантливое, самостоятельное. Результаты этой чудовищной селекции мы видим сегодня.
Массовые репрессии по отношению к собственному народу – преступны и античеловечны. Культ личности Сталина формировался в условиях большого террора, страха и безудержной пропагандой величия вождя, его прозорливости и мудрости.
С стране началась вакханалия, сопровождавшаяся партийными чистками, доносительством, всеместным покаянием, требованиями смертных приговоров мнимым "врагам народа".
Кульминации это безумие достигло во время прошедших один за другим трех показательных процессов в Москве. В августе 1936 года над Зиновьевым и Каменевым, в январе – феврале 1937 года над Пятаковым и Радеком, в марте 1938 года над Бухариным, Рыковым, Крестинским. Известные государственные и политические деятели обвинялись в связях с Троцким, в создании центра с целью убийства Сталина и других вождей, а также  в связях с иностранными разведывательными службами.
Все обвиняемые были приговорены к смертной казни. Аресты и казни коснулись не только противников Сталина, но и широких слоев населения. Расправа над военными в преддверии войны являлась наиболее тяжким преступлением перед страной и народом. Сталинский террор обошелся стране по неполным данным в 15-20 млн. жизней.
В СССР было построено антирыночное государство тоталитарного типа, которое осуществляло жестокий контроль над экономикой, политикой, идеологией. Государство, осуществлявшее идеологический контроль над всеми средствами массовой информации, репрессии против оппозиции и инакомыслия, ликвидировавшее конституционные свободы. 
По существу были воспроизведены характерные черты самадержавно-государственно-крепостнического типа феодализма.
Внешняя политика СССР после окончания гражданской войны складывалась под воздействием двух целей: сотрудничеством с капиталистическими странами и приверженностью принципу пролетарского интернационализма (помощь зарубежному пролетариату деньгами, золотом, оружием).
В 20-х годах заметно укрепляется авторитет и влияние Советского Союза на международной арене. Этому способствовали объективные потребности мировой экономики, которая была очень заинтересована в российском рынке сбыта и в природных ресурсах России. Несбывшиеся надежды на мировую революцию, а также заинтересованность в западных технологиях толкали СССР на путь мирного сосуществования.
С подписанием в конце 1920-1921 гг. мировых договоров с Финляндией, прибалтийскими республиками, Польшей советская Россия выходит из международной изоляции. В 1921 г. были установлены дипломатические отношения с Турцией, Ираком, Авганистаном. Важным событием явилось подписание в 1922 г. договора с Германией об  отказе от взаимных претензий в Ропалло.
Договор через два месяца после его подписания министрами иностранных дел В.Ратенау и Г.Чичериным открыл дорогу секретному военному соглашению. Оно предусматривало учебу советских военачальников в классах немецкого Генштаба в обмен на помощь Советов в возрождении немецкой военной машины в обход запретов Версаля.
В 1924 г. следует полоса дипломатических признаний СССР со стороны Англии, Италии, Франции, Японии, Китая.
В конце 20-х годов Сталин делает вывод о том, что Европа явным образом вступает в полосу нового революционного подъема. Коминтерн, по указанию ВКП(б) потребовал от коммунистических партий свой главный удар наносить по социал-демократии, которую Сталин назвал "умеренным крылом фашизма". На этой волне фашисты пришли к власти в Германии.
В середине 30-х годов в международных делах на первый план выходит проблема отношений с государствами агрессивно-фашистского блока – Германией, Италией и Японией. В 1933 г. советское правительство предложило создать систему коллективной безопасности, используя с этой целью Лигу Наций, в которую СССР вступил в 1934 году.
В следующем году Советский Союз заключает договоры с Францией и Чехословакией  о взаимопомощи в случае агрессии против договаривающихся сторон. Но до недавнего времени мы практически ничего не знали о второй, негласной линии внешнеполитической активности Москвы. Она осуществлялась через особо доверенных лиц Сталина. В частности определенных политических соглашений с Германией, чтобы отвести огонь разгоравшейся войны от границ СССР. Такую же политику вела Англия и Франция, вступив на путь умиротворения агрессора (мюнхенские соглашения 1938 года).
На рубеже 1938-1939 гг. в Берлине идут на дальнейшую экспансию. Планировалось захватить Польшу, а позже выступить против Англии и Франции. В отношении же СССР нацисты берут курс, по словам Гитлера, на "инсценировку нового рапалльского этапа", намереваясь превратить СССР в своего временного "союзника" и тем самым до поры до времени нейтрализовать его. Москва с готовностью откликнулась на эти шаги Берлина. Проходившие в Москве в мае – августе 1939 года переговоры с Англией и Францией выявили жесткие и бескомпромиссные позиции сторон, резкое недоверие. При ином раскладе сил, возможностей и воли договаривающимся сторонам удалось бы добиться формирования антифашистского фронта. Но этого не случилось, и человечество заплатило позже дорогую цену за свою бескомпромиссность.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Pin It on Pinterest