Главная » История » Рефераты / Курсовые » Даниил Александрович – основатель династии московских князей

Даниил Александрович – основатель династии московских князей

Доклад «Даниил Александрович – основатель династии московских князей»
Формат: DOC (Microsoft Office Word)
Качество: Изначально компьютерное

Федеральное агентство Российской Федерации
Государственное образовательное учреждение высшего
профессионального образования
Тульский государственный университет

ИСТОРИЯ

Доклад

«Даниил Александрович – основатель
династии московских князей»

Оглавление:
1. Московский князь. Основатель московской династии. Исторический портрет…………………………………………………2
2. Деятельность Даниила. Попытки занять старший великокняжеский престол….…………………………………………….…3
3. Взгляд на действительность того времени со стороны летописцев……………………………………………………..7
Московский князь. Основатель московской династии. Исторический портрет
В науке существуют разные мнения о первом князе Москвы. Классик русской истории, В.О.Ключевский, считал первых московских князей посредственными личностями, которые почти не отличались один от другого. А современный исследователь Н.С.Борисов, наоборот, утверждает, что Даниил был выдающейся фигурой своего времени.
Даниил Александрович (1263-1303), основатель династии московских князей.
К началу 14 в. на северо-востоке Руси стала возвышаться Москва. Она имела выгодное географическое положение от набегов противника, её прикрывали другие княжества и труднопроходимые леса. Возвышение Москвы связано с гибкой, целенаправленной политикой Московских князей. Московские князья сумели привлечь на свою сторону не только другие княжества, но и церковь. Основатели династии московских князей был Даниил Александрович.
Князь Даниил Московский происходил из одного из самых прославленных княжеских родов Руси. Его прапрадед — Юрий Долгорукий и прадед — Всеволод Большое Гнездо остались в памяти народа как благочестивые, мудрые и дальновидные властители и воины. Дед Даниила Александровича — Ярослав Всеволодович (1191—1246), и отец — Александр Ярославич Невский (1220—1263) стали родоначальниками новой, последовательной оборонной политики в отношении и западных агрессоров — католических орденов, и восточных — Золотой Орды.
По женской линии Даниил Московский был потомком легендарных воинов Древней Руси, символов ее доблести на долгие века — Мстислава Удатного и Мстислава Храброго.
В год рождения Даниила Александровича вся Суздальско-Владимирская Русь кроме Рязани была в руках у потомков Всеволода Большое Гнездо. В 1263 году младший сын Александра Невского в возрасте двух лет получил в удел Московское княжество: маленькую деревянную крепость с несколькими окрестными селами и деревнями, правда, расположенную на оживленных торговых путях, оставшихся неподконтрольными Золотой Орде. В 1276 году Даниил Александрович получил Москву в удел (удел-это составная часть крупного великого княжества, управлявшегося представителем великокняжеской семьи). Тогда в московское княжество входили лишь ближайшие окрестности Москвы, расположенные в радиусе 40 км. Однако именно Даниил присоединил к нему первые и весьма значительные территории.
Даниил Александрович был домовитым хозяином и обстраивал свой город храмами. Придания приписывают ему построения церкви Спаса на бору и Богоявленского монастыря. При Данииле вероятно произошло дальнейшее расширение Кремля, а также окружавшего его посада. Во второй половине 13 века московский посад занимал территорию современной Красной площади, всё зарядье и часть возвышавшегося над ним холма.
Деятельность Даниила. Попытки занять старший великокняжеский престол
В конце 13 или начале 14 века в Кремле была построена первая каменная церковь. Именно тогда начал формироваться ансамбль соборной площади Кремля. Даниил занимался хозяйством города: отстраивал его, развивал земледелие, заводил ремёсла, благодаря чему к началу 14 века он стал одним из влиятельнейших князей на Руси.
Одновременно Даниил развернул активную деятельность внутри своего удела. Он упорядочил систему торговых пошлин и начал активное оборонительное строительство, в частности, в 1282 основал недалеко от Москвы Данилов монастырь с храмом во имя Даниила Столпника. Монастырь сразу строился как крепость и стал важнейшим звеном в южном оборонительном поясе города(ныне – место резиденции московского патриарха Алексия II). Были отстроены заново и другие укрепления. Даже набег на Москву татарского царевича Дюденя (Тудана), обманом захватившего город («Дюденева рать»), не изменил картины: царевич вынужден был вскоре вернуться в Орду; успешное правление Даниила продолжалось.
Даниил Александрович был самым младшим в роду и шанса занять старший великокняжеский престол не имел. На долю Даниила выпала трудная задача создать из маленького городка, который ранее не имел своего князя, мощное княжество, которое при сыне Даниила, князе Иване Калите, смогло победить в междоусобной борьбе и в итоге стать объединителем Руси. Молодой князь стал проводить самостоятельную политику, направленную на обустройство и расширение собственного удела. Многие великие князья пытались помешать осуществлению его замыслов.
Александр Невский умер в 1263 г., и двухлетний Даниил воспитывался у своего дяди, Ярослава Тверского. Русские летописцы не отметили года, в котором Даниил сел на свое княжение. Впервые московский князь Даниил появился на страницах летописей только в 1282 г., когда в союзе с тверским князем Святославом и свободолюбивыми горожанами Новгорода он выступил против великого князя Дмитрия, другого сына Александра Невского. Между Дмитрием и его младшим братом Андреем шла упорная борьба за право обладания титулом «старейшего на Руси» — великого князя. И в страшном 1283 г., когда Андрей привел на Русь татарскую Дюденеву рать, чтобы свергнуть своего брата-соперника, Москва была походя разорена свирепой кочевой конницей.
Через три года Даниил, понемногу оправившись после татарской рати, вступил в спор между великим князем Андреем и сыном умершего Дмитрия, Иваном. Андрей претендовал на Переяславль-Залесский, который Иван наследовал от отца. Ряд князей, среди них и Даниил, решили поддержать молодого переяславского князя. Войска противников сошлись у Юрьева-Польского, но в итоге дело было решено миром, и город остался за Иваном Дмитриевичем. С этого времени между московским и переяславским князьями установилась прочная дружба.
В 1296 Даниил поссорился с братом Андреем и начал борьбу с ним в союзе с тверским князем Михаилом (двоюродным братом Даниила). Андрей Александрович обратился за помощью к ордынцам. Тогда Даниил срочно заключил мир с дядей, князем владимирским Дмитрием Ярославичем, и в 1285 Андрей потерпел поражение вместе с ордынскими силами от войск Дмитрия и Даниила. Эта битва стала первой победой русских над ордынскими войсками. Не ввязываясь в борьбу со старшими братьями за обладание правом на великое княжение, Даниил думал в это время о том, как – используя княжеские распри – укрепить свой удел, желал обустроить свою Москву. Летописец считает, что он сумел не запятнать себя неблаговидными поступками, предательством или малодушием.
В 1300 г. Даниил перешел к политике захвата близлежащих земель. Его войско осадило столицу соседнего княжества Рязань и разбило оборонявшихся под стенами этого древнего города. Сам рязанский князь был захвачен в плен. В результате войны к Москве отошла рязанская Коломна, важный торговый центр, выгодно расположенный на слиянии рек Ока и Москва.
В 1300 Московское княжество, управляемое Даниилом, вступило в столкновение с соседней Рязанью. В 1301 Даниилу Александровичу удалось подкупить рязанских бояр и пленить правителя рязанского – князя Константина Романовича, что дало Даниилу право присоединить к Москву город Коломну и Лопасню вместе с землями (волостями) по нижнему течению реки Москвы. Это были первые присоединения земель к Московскому уделу, начавшие более чем двухвековой процесс складывания Русского государства под эгидой Москвы. Поверженного противника – князя рязанского – по словам летописи, Даниил «держал в чести, хотел укрепиться с ним крестным целованием и отпустить в Рязань», лишь бы Константин не препятствовал дальнейшему «собиранию земель». Коломна стала важнейшим стратегическим пунктом в обороне Москвы с юга; Москва получила выход на Оку, бывшую тогда важной торговой магистралью и одним из водных путей на восток.
В 1301 году, в ходе продолжающейся усобицы, Московское княжество вступило в столкновение с соседней Рязанью. Даниил Александрович предпринял весьма рискованный шаг: он внезапно напал на удел Константина Романовича Рязанского. Московское войско одержало победу над объединенными рязанско-татарскими силами. Бояре предали Константина, и он попал в плен к московскому князю. Много татар перебили в сражении. Для мелкого и небогатого удельного князя это было проявлением неслыханной смелости, даже открытым вызовом ханской власти. Удивительно, что карательного похода ордынцев не последовало. В итоге проведенной военной операции к Московскому княжеству был присоединен важный в стратегическом отношении город Коломна вместе с землями по нижнему течению реки Москвы.
В 1301 году междоусобица вновь обострилась. В городе Дмитрове был созван очередной княжеский съезд, на котором Даниилу Александровичу удалось заключить мир со своим братом Андреем. Но зато его племянник и двоюродный брат разъехались врагами. Союз распался. Все последующие княжеские сборы ознаменовались ожесточенной борьбой князей. В это время святитель Серапион Владимирский увещевал князей: ”Даже язычники, божьего слова не зная, не убивают единоверцев своих”.
В следующем, 1302 году умер Иван Дмитриевич Переяславский, ”тихий и кроткий” бездетный племянник Даниила Московского, который ”того бо любяше паче инех”. Князь Иван владел старшим уделом в семье. Впервые в истории русской раздробленности он отнесся к своей земле как к частной собственности и завещал ее своему младшему дяде Даниилу Александровичу в обход старшего, Андрея. В 1302 умер бездетным племянник Даниила – Иван Дмитриевич, сын Дмитрия Александровича, князя переяславского. Он мог бы, по законам того времени завещать свой удел – Переяславль-Залесский – самому старшему из братьев, но «отписал» эту огромную область Даниилу.
Надо заметить, что этот случай передачи земли по наследству стал поистине знаковым для того времени. По древнему обычаю, земли княжества делились между всеми членами рода князя по мужской линии по старшинству. Старший получал столичное княжение, младший — самую отдаленную периферию. В случае смерти кого-либо из наследников его земля переходила к его сыновьям или, в случае его бездетности, к старшему в семье. Но все эти вопросы решались только общим собранием членов княжеского рода. Этот обычай служил одной из причин междоусобной розни. Любой князь мог отобрать земли у родича или просто убить его и, заручившись поддержкой влиятельных членов семьи, затем получить одобрение на семейном совете.
Однако князь Иван передал свои владения по наследству близкому члену семьи независимо от решения большинства. Это, бесспорно, создало прецедент в государственном праве Руси и показало один из выходов из тупика междоусобной розни и раздробленности русских земель. Завещание Ивана Дмитриевича и передача Даниилу Переяславля вызвали негодование и зависть многих князей («негодоваша на Данила велми»). Андрей Городецкий, не признав волю покойного, тотчас же послал в Переяславль своих наместников. Да и многие другие князья ”негодоваша на него велми”. Но жители Переяславля поддержали Даниила Московского, и он изгнал представителей брата из города. Разгневанный неудачей, Андрей уехал в Орду жаловаться на брата и просить военную помощь, но привести татар ему помешала смерть 4 марта 1303. Перед смертью он принял схиму.
Даниил Александрович Московский стал настоящим владетелем Москвы, строителем и собирателем земель вокруг нее. Он был первым из князей, кто жил в городе постоянно, радел в основном за интересы своего удела и не стремился к великокняжескому престолу. Даниил Александрович был одним из тех немногих князей, кто умел решать свои политические задачи без помощи иноземных войск, что позволило избежать новых набегов и разорения русских земель. В своей политике он больше опирался на поддержание мира с родичами ради соблюдения общих интересов.
Взгляд на действительность того времени со стороны летописцев
В 1303 г. из состава Смоленского княжества к Москве был присоединен Можайск. Поскольку Можайск расположен у истоков Москва-реки, а Коломна — у устья, с их присоединением вся река оказалась во владении московских князей. Переяславль-Залесский был одним из богатейших и плодородных районов северо-востока, поэтому его включение в Московское княжество значительно усилило экономический потенциал последнего. Московский князь вступил в борьбу за Великое княжение.
В этот непростой для Москвы момент, 4(5) марта 1303 г., князь Даниил ушел из жизни (в возрасте 42 лет). Даниил перед смертью принял монашеский постриг и был похоронен в основанном им Даниловом монастыре.
На Даниловской площади столицы, недалеко от Данилова монастыря (в 1983 возвращенного церкви, в 1988 отреставрированного, хранящего мощи Даниила Александровича) ему воздвигнут памятник.
Даниил Александрович стал первым князем, похороненным в Москве в церкви во имя святого Михаила. Он приготовил свой удел на смену старому стольному городу — Владимиру. Сознавая общие корни всех русских земель, московский князь стал объединять их вокруг своего удела, впервые сделав его центром притяжения в то жестокое, нестабильное время.
Старая московская легенда гласит, что со временем место могилы родоначальника московской династии было забыто. И вот однажды один молодой дворянин из свиты князя Ивана III Московского, охотясь в этих местах, повстречал таинственного монаха, который прятал лицо и руки в длинном черном одеянии. Монах — им оказался умерший Даниил — велел передать своему правнуку слова укоризны. «Ты, — сказал он, — сам здесь забавляешься, а меня забыл, и могила моя лежит в запустении». После этого случая могила была обновлена, и московское княжеское семейство стало молиться за Даниила в церкви.
В XVII в. многие русские князья XIII-XIV веков были объявлены русской церковью святыми. 30 августа 1652г. мощи князя Даниила были обретены и торжественно перенесены в храм Седьми Вселенских Соборов в Даниловом монастыре, а сам основатель московского княжества был причислен к лику святых.
В последние годы жизни московский князь действовал необычайно активно и решительно. Несомненно, этого требовали изменившиеся обстоятельства и прежде всего закат могущества великого князя Андрея. Осенью 1300 года Даниил с войском вторгся в рязанские земли и захватил в плен местного князя Константина Романовича (94, 102). Вот как сообщает об этом летопись. \»Того же лета князь Данило Александрович Московьский приходил ратью на Рязань, и бишася у града у Переславля (современная Рязань. — Н. Б.), и князь великы Данило Алексадрович Московский одоле, и много бояр и людей избил, а князя их Констянтина Романовича Рязанскаго некоею хитростью ял (то есть \»захватил\». — Н. Б), крамолою их же бояр рязанских, и приведе его с собою на Москву, и дръжа его у себя в нятьи (то есть под стражей. — Н. Б.), но в брежении и в чести всяцей, хотяше бо ся с ним укрепити крестным целованием и отпустити его в его отчину на великое княжение Рязанское\» (22, 173).
Составленная в 1520-е годы в Москве Никоновская летопись, из которой
взято приведенное выше сообщение о походе Даниила на Рязань, превосходит
другие летописи по своей полноте. Ее создатели уделяли особое внимание
московским князьям, подробно описывая их подвиги и добродетели. Еще дальше
идет в этом направлении неизвестный автор \»Степенной книги\».
Поход Даниила на Рязань в \»Степенной книге\» изображен как война с
\»безбожными татарами\». \»Князь Данил Александрович некогда слыша, яко у града
Рязани множество безбожь-ных татар сбирахуся, и тамо шествова с воиньством
своим возбранити устремление варварьское, доньдеже не приидут озлобити
отечество его. И у града Переяславля Рязаньскаго множество татар победи и
князя рязанского Констянтина изымав на Москву приведе\» (26, 297).
Это сообщение \»Степенной книги\» перекликается с известием составленной
в 1530-е годы при московском великокняжеском дворе Воскресенской летописи.
Согласно ей в рязанском походе \»одоле князь Данило и много татар изби\» (21,
183).
Анализируя эти довольно невнятные известия, можно понять следующее.
Князь Даниил был весьма озабочен безопасностью юго-восточных границ своих
владений. Отсюда, с \»ордынской\» стороны, всегда можно было ожидать
внезапного удара. Кроме того, именно через рязанские земли пролегал
кратчайший путь из Москвы в Орду. И потому Даниил был кровно заинтересован в том, чтобы иметь на рязанском престоле своего союзника. С этой целью он и
решил вмешаться в очередную ссору рязанских князей, поводом для которой
послужила, вероятно, кончина в 1299 году Ярослава Романовича Пронского. Его
дети, Иван и Михаил, терпели притеснения от своего дяди Константина
Романовича, правившего в главном городе княжества — Переяславле Рязанском.
Захватив в плен Константина Романовича, москвичи тем самым содействовали
успехам пронской линии рязанского княжеского дома Наследник Константина
Романовича, его сын Василий, должен был примириться с тем, что москвичи
взяли под свое управление Коломенский удел. (Возможно, часть его была
московским владением уже в XIII столетии (43, 5). Да и мог ли он спорить с
захватчиками, которые держали в заложниках его отца? Впрочем, Василий
Рязанский не хотел быть послушным орудием в руках москвичей. Вероятно,
именно поэтому его отец был убит по приказу Юрия Даниловича в московской
тюрьме в 1306 году, а два года спустя в Орде погиб при неясных
обстоятельствах и сам Василий. Вся власть в рязанской земле перешла к
пронским князьям. Тогда же москвичи окончательно утвердились в Коломне,
которую историки справедливо называют \»ключом к рязанской земле с севера\»
(110, 118).
При захвате Константина Романовича Даниил Московский, видимо, разгромил
какой-то вспомогательный татарский отряд, служивший этому князю. Возможно,
это были татары из орды мятежного темника Ногая, погибшего в 1300 году. Они
были врагами центрального правительства, и потому сражение с ними не могло
вызвать гнев у хана Тохты. Вообще такие победные схватки русских князей с
небольшими отрядами татар, действовавшими на Руси без ханского повеления, в
качестве наемников или просто грабителей, случались и ранее. Известно,
например, что в 1285 году старший брат Даниила великий князь Дмитрий прогнал
отряд татар, грабивший суздальскую землю. Но даже небольшая победа над
\»погаными\» имела в ту пору самый широкий резонанс, становилась темой для
светлого мифотворчества. На князя-победителя смотрели с надеждой: быть
может, именно он сможет поднять и повести народ на борьбу с ненавистными
чужеземцами.
Участие Даниила Московского в споре за Переяславль также отражено в
\»Степенной книге\». В этой связи ее создатели развивали мысль о том, что
первый московский князь получил первую крупную территорию, присоединенную к собственно московским землям, \»без крамолы\», то есть мирным путем, по
завещанию.
Вообще же образ Даниила в \»Степенной книге\» построен не столько из
реальных исторических сведений (их, по-видимому, просто не имелось у
московских книжников середины XVI века), сколько из умозрительных
представлений о том, каким должен быть основатель царствующей московской
династии. Прежде всего первый московский князь (которого автор постоянно
именует \»великим князем\», хотя он никогда не носил этого титула) находился в
особом положении среди других князей. Он — избранник Божий. \»Сего блаженнаго
Данила избра Бог\» (26, 296).
В развитие этой идеи автор \»Степенной книги\» обращает особое внимание
на то, что Даниил \»бысть последний во братии своей, яко же и прадед его,
великий князь Всеволод Георгиевич. Их же уподоби Господь древнему царю,
богоотьцу же пророку Давыду: мал бо бе и той во братии своей\» (26, 296).
Помимо семейного положения, сближающего Даниила со знаменитым
родоначальником всех северо-восточных князей Всеволодом Большое Гнездо и
создателем Псалтири библейским царем Давидом, на его богоизбранность
указывало и то, что владения его никогда не подвергались нападению врагов:
\»Всегда десница Господня бяше защищая его и во вся дни живота его ничим же
ни от кого же неврежена бысть держава его\» (26, 296).
Мирный характер Даниила проявился и в том, что он \»без крамолы\» получил
\»великий град Переяславль\».
Мысль о миротворческом характере исторической миссии московских князей
принадлежала к самым ранним идеям московской державы.
Другая яркая черта образа Даниила в \»Степенной книге\» — благочестие. Он
не только правил своим княжеством \»богоугодно\», но и построил в Москве
Даниловский монастырь, главный храм которого освятил во имя преподобного
Даниила Столпника — своего небесного покровителя. Игумен этого монастыря был
возведен в почетный сан архимандрита. Здесь же, в Даниловском монастыре,
первый московский князь принял монашеский постриг незадолго до кончины.
Согласно его завещанию его похоронили не внутри храма, где обычно погребали
князей, а на общем монастырском кладбище, \»идеже и прочую братию погребаху\»
(26, 298).
Первого московского князя постигло горькое и незаслуженное забвение. Со
временем запустела основанная им обитель. Заросла травой и сама могила
Даниила на братском кладбище. Погруженные в собственные заботы потомки редко вспоминали своего смиренного предка…
Однако Бог не забыл своего угодника. На могиле Даниила происходили
чудеса. Здесь получил исцеление тяжелобольной сын коломенского купца. В
другой раз тут был жестоко наказан дерзкий придворный Василия III князь Иван
Шуйский, осмелившийся, садясь на коня, встать ногой на надгробный камень
Даниила. Его конь взвился на дыбы и пал мертвым на землю, едва не убив при
этом и своего седока. Перепуганный Шуйский тут же покаялся и велел служить
панихиду по князю Даниилу. Однажды Даниил сам встал из могилы и явился
некоему юноше, придворному Ивана III. Он велел передать беззаботно
охотившемуся в этих местах государю свой упрек: \»Се убо сам всяческий себе
утешаеши, мене же почто забвению предал еси?\» (26, 299).
Но, несмотря на все чудеса, беспечные потомки Даниила не спешили
осознать свою вину перед ним. Лишь молодой царь Иван IV, воспитанный
митрополитом Макарием в духе благочестия и уважения ко всякой родной
старине, приказал восстановить Даниловский монастырь и выстроить здесь
каменную церковь. Он взял за правило каждый год вместе с митрополитом и
духовенством приходить на могилу Даниила и совершать здесь заупокойную
службу.
Биография первого московского князя послужила канвой не только для
сохраненных \»Степенной книгой\» монастырских преданий, но и для романтических легенд о коварстве и любви. Живая народная фантазия свободно ткала здесь свой причудливый узор шелковой нитью вымысла.
Легенды и предания о Данииле обычно отвергаются историками. Но в одном,
несомненно, нельзя отказать первому московскому князю, отцу Ивана Калиты.
Это был человек большого здравого смысла. Он правильно понял суть
происходивших в Северо-Восточной Руси глубоких перемен. И когда ветер удачи
наполнил паруса его ладьи, когда люди — главное богатство опустошенной
страны! — стали переселяться в его владения, Даниил сделал все, чтобы не
\»спугнуть\» переселенцев. Миролюбивый и непритязательный, сговорчивый и
добродушный, он умел ладить и с татарами и с соседями-князьями. При этом
Даниил был совсем не так прост, как могло казаться на первый взгляд. Он
крепко знал свой личный интерес и при случае мог свалить противника
внезапным, тщательно взвешенным ударом. Сородичи побаивались его и старались
не задевать понапрасну. В итоге он обеспечил своей земле мир — и она
наполнилась жизнью и движением.
Почти незаметный для летописца в толпе других князей, Даниил и не
стремился к славе. Он работал на будущее. И Господь воздал ему за его
мудрость и терпение. Первый московский князь получил такое множество
подданных — крестьян, ремесленников, воинов, — которое позволило его
сыновьям разом выступить в первый ряд тогдашних русских князей.
Список литературы:
Богуславский В.В., Бурминов В.В. Русь рюриковичей. Иллюстрированный исторический словарь.
Константин Рыжев. Все монархи мира. Россия. 600 кратких жизнеописаний. Москва, 1999г.
Шикман А.П. Деятели отечественной истории. Биографический справочник. Москва, 1997г.

Даниил Александрович – основатель династии московских князей: 1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Pin It on Pinterest