Главная » Философии » Философия, круг ее порблем и роль в обществе Лекция №1

Философия, круг ее порблем и роль в обществе Лекция №1

1. Значение слова \»философия\».
2. Соотношение действительности и идеалов как общая закономер¬ность умственно-культурного развития человечества.
3. Формы выражения идеалов.
4. Мировоззренческий характер идеалов.
5. Философия как одна из форм выражения идеалов.
6. Рациональность и иррациональность.
7. Философия и наука.

Лекция 1. ФИЛОСОФИЯ, КРУГ ЕЕ ПРОБЛЕМ И РОЛЬ В ОБЩЕСТВЕ

1. Значение слова \»философия\».
2. Соотношение действительности и идеалов как общая закономер¬ность умственно-культурного развития человечества.
3. Формы выражения идеалов.
4. Мировоззренческий характер идеалов.
5. Философия как одна из форм выражения идеалов.
6. Рациональность и иррациональность.
7. Философия и наука.

1. В древней Греции в У11 — У1 вв. до н. э. жили семь мудрецов -\»софосов\», по древне-гречески. Это были мыслители и государственные деятели, отличавшиеся практической жизненной мудростью. Считалось, что они знают, как правильно жить, и могут своими сове-тами научать тому же остальных людей. Наиболее известен из них Солон, который в Афинах провел реформы, ускорившие ликвидации пережитков родового строя и смягчившие соци-альные противоречия, вызванные переходом к классовому обществу. К тому времени значи-тельная часть населения, запутавшись в долгах, лишилась не только заложенной ранее земли, но и личной свободы, будучи вынужденной пойти в рабство к кредиторам. Солон отменил поземельную задолженность, запретил долговое рабство, ввел земельный максимум. Все граждане были разделены им на четыре разряда в соответствии с имущественным цензом, с различными общест¬венными правами я обязанностями. Так, принадлежавшие в сословию \»всадников\» должны были являться на войну с конем и тяжелым вооруже¬нием.
Свои мысли эти мудрецы выражали в виде кратких, но глубоких по содержанию, вы-дающихся по оригинальности и обобщенности изречений — афоризмов, наподобие пословиц. Вот некоторые из них: \»Лучше всего — это знать меру\» (Клеобул); \»Ничего слишком\» (Со-лон); \»Нажива ненасытна\» (Питтак); \»Плохие люди составляют большинство\» (Биант); \»По-знай самого себя\» (Хилон). Хорошо видно, какие проблемы тогдашней социальной жизни, не утратившие, к сожалению, актуальности до сих пор, отразились в этих изречениях.
Последним мудрецом (толе призывавшим \»соблюдать меру\») и первым философом был Фалес (УII — УI вв. до н.э.), живший в городе Милете на побережье Малой Азии (где тогда находились греческие колонии). В строгом смысле слова, философы — это не мудрецы, а \»любители\» мудрости (стремящиеся к ней). На это как раз и указывает расшифровка самого термина \»философия\» (фило — люблю, софия — мудрость), введен¬ного в У1 в. до н.э. всем из-вестным Пифагором. Вместе с тем это оз¬начало, что философы — не столько практики, сколь-ко теоретики. Так, Фалес, наблюдая за ночным небом, свалился в яму, вызвав насмешливое замечание проходившей мимо старухи, что философы пытаются разглядеть что-то далекое, не будучи способными увидать то, что находится у них под ногами. Однако именно интерес к теории сделал этих мыслителей первыми учеными. Фалес был и астрономом, предсказав наступление сол¬нечного затмения, и математиком, сформулировав, в частности, ряд призна-ков равенства треугольников. Последнее позволило ему найти вы¬ход в практику путем вы-числения расстояния до корабля, находящегося вдали от берега.
Во второй половине У в. до н.э. в Греции появились софисты — учителя мудрости, т.е. накопленных к тому времени знаний. Они впер¬вые стали брать плату за обучение, сделав его своей профессией.
2. Действительность — это то, что существует, а именно природа и общество в их дан-ном определенном состоянии. Рассмотрим предполо¬жительную исходную ступень действи-тельности. Тогда природа была изобильной (по просторам Сибири бродили стада мамонтов. Сахара имела пышную растительность и богатый животный мир) и людям не требовалось больших усилий и изобретательности, чтобы успешно добывать средства существования. Это, в свою очередь, гарантировало мирное сотрудниче¬ство между ними. Ясно, что такая действительность должна была удов¬летворять людей. Однако со временем природа стала ис-тощаться по при¬чине, как климатических изменений, так и разрушительных последствий че-ловеческой деятельности. Усилия людей уже не давали нужных резуль¬татов, что неизбежно приводило к раздорам при дележе средств сущест¬вования. Все это означало, что прежняя действительность пришла в со¬стояние кризиса и перестала удовлетворять людей. Тогда-то и возникла потребность в выработке идеалов.
Идеалы — это высшие цели человечества, определяемые с помощью сознания, т.е. вооб-ражения и мышления, и представляющие проекты, планы, картины, — лучшей, более совер-шенной, чем прежняя, действитель¬ность. \»Идеальное\» — значит \»нереальное\», не существую-щее в данный мо¬мент. Однако люди способны, руководствуясь идеалами и опираясь на объ-ективные возможности, преобразовать условия своего существования и создать в будущем новую, удовлетворяющую их действительность, под¬нять ее на следующую ступень. В конце концов, и эта действительность впадает в кризис, и повторяется тот же цикл (круг), но на бо-лее вы¬соком уровне развития.
Продемонстрируем этот процесс на примере нашей перестройки и пост¬перестройки. Октябрьская революция 1917 года была попыткой преодолеть социальный кризис старой России посредством осуществления коммунис¬тических идеалов. Но то, что из этого получи-лось, привело, в конце концов, к еще более глубокому кризису в большинстве сторон, как приро¬ды, так и общества. Не только не удалось догнать, а тем более пере¬гнать, развитые ка-питалистические страны, но отставание от них стало нарастать. Это побудило с 1985 года к проведению реформ с целью ре¬ализации таких демократических идеалов, как экономиче-ская, правовая, политическая и духовная свобода. Другое дело, что эти реформы до сих пор проводились не лучшим образом, породив у многих людей разочарование в настоящем, и ностальгию по советскому прошлому.
3. По отношению к прежней действительности идеалы неизбежно но¬сят \»нереальный\», т.е. иллюзорный, \»утопический\» характер. Их \»реальность\» может быть оправдана лишь бу-дущей действительностью. Однако и по отношению к последней они далеко не сразу приоб-ретают подходя¬щую для реализации форму. Вначале, когда будущая действительность вы-ступает всего лишь в качестве отдаленной перспективы, и очертания ее лишь смутно угады-ваются, идеалы могут иметь, как правило, только религиозно-мифологическую форму, ха-рактеризуемую такой чертой, как фантастичность. Представления разных народов о \»золо-том вене\» или о рае могут служить здесь достаточной иллюстрацией. Это не значит, что была вполне обоснованной резная критика религиозно-мифологического мировоззрения со сторо-ны так называемого \»научного атеизма\», имено¬вавшего его \»опиумом народа\» или \»духовной сивухой\». Вера в \»сверхъ¬естественное\», присущая религии, выражает как раз, в конечном счете, именно устремленность к идеалу, хотя и довольно наивным и даже гру¬бым образом. Первобытная религия с ее культом и мифами в \»синкрети¬ческом\» (нерасчлененном) виде со-держала зародыши всех более поздних форм отношения человека к миру, что особенно вид-но на примере проб¬лемы происхождения искусства. Также и мораль вначале необходимо дол¬жна была иметь религиозную оболочку, а астрономии и химии, как изве¬стно, предшест-вовали астрология и алхимия. Таким образом, религиоз¬но-мифологическое восприятие мира вовсе не стояло в стороне от маги¬стральной линии умственно-культурного развития челове-чества, представляя собой его закономерный этап.
И все же фантастичность этой первоначальной формы выражения идеалов несомненно препятствовала рациональным способам улучшения действительности, а попытки религии прямым образом навязать послед¬ней свои установки приводили сплошь .и рядом к губитель-ным послед¬ствиям. Достаточно вспомнить практику массовых человеческих жертвоприно-шений. Поэтому требовалось перейти к следующей форме, в зна¬чительной мере преодоле-вающей прежнюю фантастичность, а потому бо¬лее близкой к действительности. Такой фор-мой явилась философия, заменившая олицетворение природных сил в образах антропоморф-ных бо¬гов мыслительными понятиями этих сил. В то же время в философии идеалы пред-ставлены в самом общем виде, что влечет такую ее харак¬терную черту, как абстрактность (отвлеченность), означающую доволь¬но значительную степень удаленности от действитель-ности.
Логичным шагом вперед на этом пути был бы, очевидно, переход я конкретности, ка-ковая и выступает в качестве существенной черты очередных форм: науки, морали и искус-ства. Оперируя точным знанием фактов и законов, наука создает надежную возможность правильной ориентировки в окружающем мире. Мораль регулирует отношения иезду людь-ми таким образом, чтобы в них царило согласие, а соблюдение обеспечивающих это согласие норм поведения гарантировалось бы не внешним принуждением, а внутренним убеждением. Искусство воспроиз¬водит в художественных образах все многообразие человеческих проб¬лем. Но всем этим формам присуща идеальная приподнятость над повсе¬дневностью. Высоты науки остаются достоянием выдающихся умов, неу¬коснительно следуют всем моральным заповедям не столь уж многие, а искусство все-таки переносит нас в воображаемые миры. Необходимо дальнейшее \»приземление\».
Эту задачу выполняет техника с ее отличительной чертой прикладности. Она претворя-ет научные истины в искусные приемы и хитроум¬ные устройства, разрабатывает систему нравственного воспитания, снабжает художников материальными принадлежностями. Одна-ко благода¬ря этому разве что мораль получает отчасти прямой выход в самую жизнь, а ос-тальное по-прежнему нуждается для этой цели в посредст¬вующем звене. Таковым оказыва-ется \»троица\»: экономика, право, поли¬тика.
Их ведущим принципом является эффективность, результативность. Технические изо-бретения внедряются в производство, наиболее рацио¬нальным образом организуются взаи-моотношения людей, связанные с их имуществом, личной безопасностью и т.п., строится система управле¬ния обществом. На первый взгляд может показаться, что на этом поз¬волительно было Установиться. Но это не так.
Конечным пунктом этого процесса следует, очевидно, считать та¬кую ферму осуществ-ления идеалов, которая доходит до каждого отдель¬ного человека, становится его \»микросре-дой\», преображает его непо¬средственную жизнедеятельность. Имеется в виду, конечно, быт, так сказать, \»интимная\» сфера существования индивида с такой ее специ¬фической чертой, как полезность. Полезность надо понимать в плане не только удовлетворения потребностей, но и развития способностей. Она деляна проявлять себя не только дома, но и на работе.
Эта заключительная форма известна, конечно, всей. Знакомство с предыдущими фор-мами менее основательно, а нередко и просто поверх¬ностно. Потому и им со стороны до-вольно многих не придается должно¬го значения. Роль экономики оценивается с чисто потре-бительской то¬чки зрения, принудительная функция правовых норм вызывает негатив¬ные эмоции, возможность влиять на политику путем участия в выборах не слишком привлекает. Философия и вовсе представляет собой terra incognita. А между тем даже домашние хозяйки должны понимать, что нынешний уровень их быта, на которой замыкаются их интересы, обес¬печен всеми названными формами выражения идеалов и что будь, ска¬жем, философия иной, то и он был бы иным.
Впрочем, вопрос можно поставить и так: раз пенное в перспектив¬ном плане содержа-ние, имеющееся в предыдущих формах, наследуется последующими, принимая в них более подходящий вид, не целесообразно ли просто удовлетвориться результатами, не интересуясь тем, что к ним привело? Что ж, по большей части так и происходит, но именно в силу огра-ниченности возможностей каждого индивида, его времени и ресурсов, а не в силу отсутствия требующей решения задачи. Дело в том, что первоначальные формы намечают широкое поле возможностей, лишь часть которых реализуется более поздними формами. Потому-то и го-ворят, что религия и философия занимаются \»вечными\» вопросам, а для техники фундамен-тальная наука всегда остается неисчерпаемым ис¬точником новых идей. Каждый человек, в принципе, способен, трудясь по своей специальности, приобщаться в той или иной степени и к \»вы¬соким материям\», проходя в темпе индивидуальной жизни все стадии рассмотренного выше \»метаморфоза\» идеалов. Итогом станет его \»духо¬вное обогащение\».

4. Когда кризис охватывает прежнюю действительность, то он ка¬сается самих ее основ, связывающих воедино все ее стороны. Она тем самым выступает, как взятый в целом старый мир, который требуется заменить тоже взятым в целом — новым миром (вспомним слова из-вестной песни: \»Весь мир насилья мы разрушим… мы наш, мы новый мир пост¬роим\»). Вме-сте с тем, изменяя действительность, люди должны изме¬няться и сами. Это значит, что прежний тип человека необходимо уступает место другому, более совершенному типу чело-века. Это может выражаться в существенном изменении характера потребностей и спо¬собностей людей, их образа мышления и действия. Так, привычка со¬ветских времен во всем полагаться на (принудительную по преимуще¬ству) опеку со стороны государства препятст-вует сейчас успешной адаптации граждан бывших социалистических стран к условиям ры-ночной экономики, когда необходимо проявлять личную инициативу и предпри¬имчивость, ориентироваться на спрос, а не на затраты. Почти един¬ственное, что сразу было хорошо ус-воено, — так это возможность про¬извольно поднимать цены на свою продукцию или получать доход \»из воздуха\» путем участия в мошеннических \»пирамидах\». Обрисовывая черты буду-щего мира и соответствующего этому миру образа человека, идеалы и выступают как выра-жение определенного мировоззрения.
Мировоззрение — это совокупность представлений о мире в целом, о месте человека в нем и об отношении человека к миру.

5. Философия — теоретически сформулированное мировоззрение (этим она отличается от \»здравого смысла\», т.е. жизненно-практического мировосприятия, основывающегося на обыденных представлениях; от религиозно-мифологического миропонимания, приписываю-щего реаль¬ность продуктам воображения; от художественно-эстетического мироощущения, оперирующего наглядными образами), система самых общих взглядов на мир, место в нем человека (этим она отличается от спе¬циальных наук, которые, хотя в совокупности и охва-тывают весь мир, не могут быть достоянием отдельного человека ввиду непосильного для него объема их детализированной информации; философии же для этой цели достаточно ог-раниченного числа общих положений), уясне¬ние различных видов отношений человека к миру. В первую очередь именно относительно философии будет уместным сказать, что она не просто снабжает какими-то сведениями, а поднимает на более высокий уровень все мыш-ление человека.
В зависимости от характера решения — проблемы соотношения дейст¬вительности и идеалов можно выделить два главных философских на¬правления: материализм и идеализм. Первый отдает предпочтение, оче¬видно, действительности, понимаемой как совокупность вещей (слово \»материя\» в переводе с латинского означает \»вещество\»), или тел (веществен-ность — синоним телесности), а второй, конечно, идеалам, которые формируются сознанием, духом. Потому и говорят, что материа¬лизм считает первичным бытие, материю, природу, а идеализм — мышле¬ние, сознание, дух. Материализм считает вторичным, производным то, что идеализмом признается первичным, и наоборот.
Каждое из этих направлений имеет свои достоинства и недостатки (плюсы и минусы). Преимуществом материализма является то, что он придерживается реальности (латинское res означает \»вещь\»), твердой почвы фактов, не доверяет сомнительным вымыслам, необосно-ванному \»прожектерству\». Негативная сторона материализма высвечивается то¬гда, когда он проявляет чрезмерную приземленность, осторожность (по принципу \»лучше синица в руке, чем журавль в небе\»), игнориру¬ет возвышенные устремления или даже открыто их порицает. Иллюстра¬цией к этому может служить литературный образ \»реалиста\» — ужа из поэмы М.Горького \»Песня о соколе\» (\»рожденный ползать летать не мо¬жет… мне здесь приятно — тепло и сыро\»). Плюс идеализма состоит в том, что он ценит \»благие порывы\», не боится оторваться от утра¬тившей привлекательность действительности (этому соответствует об¬раз \»романтика\» — сокола из той же поэмы: \»безумству храбрых поем мы песню\»), а минус — в том, что он застревает в сфере сознания, парит высоко в небесах, превращает идеалы в мани-ловские мечтания, утрачивает контакт с действительностью.
Противоположность материализма и идеализма конкретным образом выявляется при сравнении их ответов на пять основных мировоззрен¬ческих вопросов. Первый касается по-нятия первоначала, которое может и отделяться от мира, предшествуя ему и творя его, и сов-падать с ним, если мир как совокупность вещей и явлений признается существу¬ющим \»от века\», самодостаточным и самоопределяющимся. Материалисты, как правило, выбирают второй вариант ответа, хотя и могут различать \»материю как таковую\» в виде массовидного вещества и конкретные ве¬щи как отдельные \»комки\» его. Идеалисты же представляют себе перво¬начало в виде \»мирового духа\» или \»абсолютного (всемогущего) разу¬ма\», наделенного сверхъестественными свойствами и напоминающего религиозно-мифологического бога, но уже безличного, не столь антропо¬морфного.
Другой вопрос связан с понятием порядка в мире, т.е. системы отношений между его частями и направленности его изменений. Матери¬алисты основывают эго на естественной закономерности, складывающейся в результате взаимодействия вещей друг с другом и при-нимающей тот или иной характер в зависимости от их свойств. У идеалистов порядок в мире устанавливается все тем же мировым духом, причем как бы заранее обдуманным, целена-правленным, а потому \»наилучшим\» (можно сказать, оптимальным) образом. Другое дело, что слышать эту \»музыку сфер\» способен далеко не каждый, почему ход дел в мире ча¬сто кажется людям безжалостной поступью чуждого им рока.
Третий вопрос имеет дело с понятием человеческого сознания, ко¬торое как своей впле-тенностью в деятельность людей, так и своими необычными свойствами, явно отличающи-мися от свойств тела, а сле¬довательно, и от свойств окружающих вещей, не могло не привле-кать к себе внимания. Первые материалисты, разумеется, не могли еще обо¬йтись без ссылки на такого носителя их чувств и мыслей, как \»душа\», но представляли ее в виде своеобразного состояния материи, родст¬венного, например, воздуху или огню, неотделимого от тела и рас-па¬дающегося в случае смерти. Позднее сознание провозглашалось ими (не вполне понятным) свойством \»организованных тел\». Идеалисты по¬просту развили дальше религиозно-мифологическое представление об отделимой от тела душе, очистив его от остававшейся еще примеси те¬лесности и приписав этой уже чисто нематериальной сущности бессмер¬тие .
Человека не мог также не интересовать вопрос, как ему удается познавать мир. Для ма-териалистов ответ был очевиден: первичную ин¬формацию об окружающем мире доставляют нам органы чувств — зрения, слуха, обоняния, осязания, вкуса. Внешние вещи, воздействуя на эти органы, вызывают у нас ощущения в качестве своих образов. Однако самим чувствам не под силу выявить внутреннее строение вещей, а тем более сложные отношения, связи между ними. Это — прерогатива мышления, разума, который, впрочем, в своих выводах опирается на обобще¬ние данных тех же чувств. Идеалистам с самого начала вполне логично было прису-ще пренебрежительное отношение к показаниям чувств, пос¬кольку те касаются вещей, счи-тающихся идеалистами вторичными про¬дуктами \»идей\», т.е. понятий, которыми мыслит -мировой дух. Позна¬вать следует именно эти идеи, разумеется, с помощью разума, направ¬ляющего свое искание истины не вовне, а вовнутрь, в глубины души, где либо в свернутом виде содержится весь запас наиболее существен¬ных знаний, заложенных туда абсолютным духом, либо заново осуществ¬ляется приобщение к мудрости последнего, основываясь на его \»единоутробности\» душе.
К теме происхождения общества и принципов его устройства, а так¬же программы по-ведения и смысла жизни каждого человека относятся пятый вопрос. Отбросив вмешательст-во в человеческие дела со стороны каких-либо потусторонних сил, материалисты объясняли возникновение общества осознанием людьми многих неудобств жизни поодиночке и не¬обходимости объединения ради безопасности, взаимопомощи и прочей пользы для всех. Ка-ждому человеку рекомендовалось познавать законы матери-природы и строить свое поведе-ние в соответствии с ними. Лег¬ко догадаться, что у идеалистов к возникновению общества должен был \»приложить руку\» мировой дух. Но в отличие от человекоподобного бога ему нужно было направлять деятельность людей не извне, а изнутри. Выше всего ценились ду-ховные способности людей, а потому те, кто обладал ими в наибольшей мере, имели право стоять на вершине государственного устройства. Остальные были обязаны их содержать своим физическим трудом.
В истории философии материализм и идеализм всегда боролись друг с другом, но в то же время фактически дополняли друг друга, пооче¬редно играя прогрессивную роль. Следует признать неправомерным пре¬жнее (марксистское по духу) преувеличение \»заслуг\» материа-лизма и подчеркивание \»реакционности\» идеализма. Когда возникает необходи¬мость в выра-ботке идеалов, то впереди понятным образом оказывается идеализм; когда же речь заходит об их претворении в действительность, пальма первенства переходит к материализму.

6. Пока действительность находится в своем \»нормальном\» состоянии, она выступает как упорядоченная, закономерная, гармоничная, а потому доступная для познания и исполь-зования в интересах людей. Те , же черты будут присущи и отношениям между людьми. Это значит, что такая действительность рациональна (\»рацио\» в переводе с латинского — разум), т.е. разумна. Кризис делает действительность хаотич¬ной, непредсказуемой в своих проявле-ниях, дисгармоничной, а потому непонятной и опасной. В отношениях между людьми воца-ряются анархия и вражда. Это значит, что такая действительность иррациональна, т.е. нера-зумна или даже противоразумна. В ходе развития прежняя рацио¬нальность сменяется ирра-циональностью, а та — рациональностью более высокого порядка и т.д. В истории философии попытка осмысления это¬го перехода отразилась в различных вариантах диалектики, т.е. ме-то¬да мышления, принимающего во внимание оба момента. С конца XIX в. все большее зна-чение стало приобретать понятие иррациональности. 3 последнее время делается упор на вы-яснении понятия рациональности, о чем свидетельствует двухтомник \»Исторические типы рациональности\», написанный отечественными авторами (П.П.Гайдэнко и др.), вышэдший в 1995 году.
7. Философия и наука родственны друг другу ввиду их теоретичес¬кого характера (тео-рия по-гречески означает \»созерцание\»). Сферы их компетенции то перекрывалась, то раз-граничивались. Рассмотрим, как изменялась взаимоотношения философии и науки в хода истории. Здесь можно выделить три этапа.
Первый этап условно датируется УI — III вв. до н.э. В это время еще но существовало отдельных, специальных наук. Имелась лишь еди¬ная, сравнительно нерасчлененная сово-купность всех научных (по ха¬рактеру) знаний о мире, называвшаяся мудростью , или фило-софией,
В IУ в. до н.э. Аристотель стал проводить деление между первой философией, которая учила о бытии как таковом, о первых началах сущего, и второй философией, куда входили математические, физичес¬кие, биологические и другие знания. В I в. до н.э. сочинения Арис¬тотеля были сведены воедино, и на первом месте поставили учение о природе — физику, а первая философия оказалась на втором месте, по¬лучив название \»метафизика\» (то, что идет за физикой). С тех пор это слово стало синонимом слова \»философия\».
С III в. до н.э. начинается второй этап, отмеченный формированием первых специаль-ных наук, флагманом среди которых была матема¬тика. Значительных высот достигла также астрономия. Средние века затормозили этот процесс, развернувшийся в полную силу лишь в эпо¬ху Возрождения и относительно завершившийся к середине XIX в. Это означало, что уже не все знания стали входить в философию, часть их перешла в ведение отдельных наук. Од-нако обособившиеся науки в своем большинстве еще не стали полностью самостоятельными. Они занимались в основном сбором, описанием и группировкой фактов, позд¬нее — анализом изучаемых явлений, т.е. разложением их на составные части. Примером может служить бо-таника с ее попытками классифика¬ции видов растений и деления каждого растения на корни, стебель, листья я т.п. Поскольку из фактов было еще недостаточно, ученые опасались делать (поспешные) обобщения, а значит, формулировать за¬коны в своих областях. В этих условиях задача формулирования зако¬нов для всех (в принципе) наук осталась за философией, став-шей \»наукой наук\» (\»царицей наук\», \»госпожой наук\»). Недостаток фактов она пыталась ком-пенсировать силой воображения и абстрактно-теорети¬ческого мышления. Та часть филосо-фии как науки наук, которая пред¬писывала законы точным и естественным наукам, получила название \»натурфилософия\» (философия природы). Вот, к примеру, какое \»логи¬ческое\» опре-деление тяжести давалось Г.Гегелем: \»Тяжесть есть при¬знание ничтожества вне-себя-бытия материи в ее для-себя-бытии\». На¬турфилософия сплошь и рядом подменяла действительные (но еще неизвестные) отношения между природными явлениями надуманно-фантастическими, но иногда высказывала и гениальные догадки, например, о связи между электричеством и магнетизмом. Знакомый с этой идеей физик Х.Н,Эрстед смог правильно истолковать наблюдавшееся в его эксперименте отклонение магнитной стрелки вблизи про-водника с то¬ком. Прежняя зависимость наук от философии оставила след в названии теоре-тической части этих наук, даже когда они .стали вполне самосто¬ятельными. Так, труд И.Нъютона по механике назывался \»Математические начала натуральной философии\», труд К.Линнея -\»Философия бота¬ники\», труд Ж.-Б.Ламарка — \»Философия зоологии\» и т.д.
К середине XIX в. большинство наук достигло высокого уровня развития, в том числе в деле установления тесной связи между собой. Накопленный запас фактов, дополненный ус-пехами экспериментирования, позволял уже уверенно делать обобщения и переходить от анализа к синтезу, т.е. к изучению явлений в единстве их частей. Науки осоз¬нали свое неотъ-емлемое право на формулирование собственных законов. Это выразилось в трех великих от-крытиях XIX в. в области естество¬знания: клеточной теория строения организмов, законе со-хранения и превращения энергии, эволюционном учении Ч.Дарвина о развитии; та-вой при-роды от простого — к сложному, путем естественного отбора. Это означало утрату философи-ей своей роли как науки наук. Стали выска¬зываться мнения о ее \»смерти вообще\», о ее не-способности в дальней¬шем выполнять какую-либо полезную функцию.
Однако следует иметь в виду, что, кроме так или иначе ограни¬ченных в своей общно-сти законов, изучаемых специальными науками, миру присущи также наиболее общие зако-ны, которые действуют во всех областях природы, общества и мышления. Как ни универ-сальна, скажем, математика, она все же рассматривает все явления с одной определенной, преимущественно количественной, стороны. Широкие философские обобщения основыва-ются на учете всех сторон действительно¬сти и форм ее отражения в сознании. Таким обра-зом, философию на этом третьем, продолжающемся до сих пор этапе можно определить как науку о наиболее общих законах всего сущего.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Pin It on Pinterest